Интриги: сплетение судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Интриги: сплетение судеб » Национальная Опера » Экскурсия за кулисы. 28.03.3652г.


Экскурсия за кулисы. 28.03.3652г.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

● Название эпизода: "Экскурсия за кулисы"
● Время действия: 28 марта, немного раньше полудня
● Место действия: Национальная Опера, коридоры и сцена
● Участники: Элен Фармен, Гастон Веланкур
● Краткое описание: во время прошлого визита графа Веланкура в Оперу мадемуазель Фармен столько рассказала его сиятельству, что театр едва не лишился с таким трудом обретенного спонсора. Директор Оперы, мсье Бертоль, разозлившись на балерину, пригрозил выгнать ее вовсе, но пока, якобы только из уважения к ее матери, оставил угрозу "на потом". В качестве наказания Элен запретили принимать участие в грядущей премьере. Девушке было очень обидно и трудно оставаться в стороне, когда другие танцуют. Именно поэтому одним чудесным утром, когда репетиций не было запланировано, она тайком пробралась на сцену, чтобы отработать танцевальные движения. Но подозрительный шорох где-то рядом спугнул ее.
Граф Веланкур, который, на самом деле, и не думал отказываться от спонсорства, сегодня направлялся в Оперу просто так, пообщаться с коллективом, узнать у директора, как идет подготовка к премьере. Однако, внезапное столкновение со знакомой уже балериной заставило его изменить планы.

! Согласие на вмешательство мастера: да

+1

2

Никогда не знаешь, где и когда, удар тебя накроет, и многое будет висеть на волоске и те слова произнесенный в тот роковой день, окажутся не нужными, и принесут ей неприятности. Но они произошли в тот же самый день, когда она повстречала месье Веланкура. От одного только его имени, щеки мадемуазель загорелись ярким алым румянцем. Воспоминания о нем, девушке до сих пор живут, и она никогда не забывала его лица. Но вот после всего, того, разговора, что она наговорила месье Гастону, не очень понравилось месье Бертолю, и он сначала девушка надеялась на то, что он про нее забудет, директор Оперы, и ничего не будет говорить ей, то, что в опере происходит на самом деле. Но ведь, все равно месье Гастон не отказался купить Оперу. Но она понимала сама, что должна была, держать язык за зубами, и не рассказывать о том, что происходит на самом деле. Не зря ей мама всегда говорила, что нельзя рассказывать о том, что происходит за кулисами оперы, это нас не должно никак интересовать. Но почему мама так всегда говорила, сначала была непонятно балерине, но вот теперь она точнее стала понимать эти слова. Но ведь так было трудно девушке соврать о том, что происходит в опере, ей хотелось, поделиться с кем-то,  кто ее сможет все-таки выслушать поддержать и если возможно, то поймет. Наверное, не стоит размышлять об этом, но все же, как бы хотелось. Вздохнув, девушка направилась тайком на сцену, она не могла и не хотела забывать навыки танца. Да, ей больно и обидно стало, она плакала очень долго, но она выдержала, справилась, но ей было больно от того, что ее не пустили на премьеру, это ее огорчало. Но все равно девушка упорно приходит заниматься пируэтами. Вот и сейчас Элен заглянула на сцену и, зная, что сегодня там никого не будет, зашла на сцену. Осторожными мягкими движениями, Элен прошлась по сцене, держа спину прямо. Она продвигалась по сцене как мотылек, подпрыгивала, крутилась, делала разные важные па, которые она немного плохо освоила, и сейчас старалась не забывать о них. Девушка так была занята, что ничего не замечала вокруг себя, она была полностью отдана страсти танца, который все быстрей кружил ее. Она ощущала себя далеко от того, что происходит на самом деле. Но в какой-то момент, ее прервал странный шорох, который, испугал девушку, и Элен не удержав равновесие, упала на пол, и в испуге посмотрела вокруг себя. Но ведь никого не было, но мурашки холодные пробежали по ее телу. Или ей так показалось, но что-то сверкнула, отсвет от свечи, и Элен, быстро вскочив на ноги, побежала со сцены. Она боялась того, что не могла понять, она знала, что это призрак, и он следит за ней. Он разозлен на нее, за то, что она рассказала, что не должны были знать. Дверь открылась, и Элен, буквально выбежала, из нее. Обернувшись назад, она посмотрела на раскрытую дверь, из которой совсем еще недавно, выбежала. Ей казалось, что он идет за ней. Она ощущает его шаги, а может это был только плод ее воображения? Но знать, Элен этого не могла. Повернув голову, она не заметила того, кто шел ей на встречу. Элен сама того не поняв, столкнулась с кем-то. Девушка ладонями прикоснулась к груди
-Прошу прощения... Растерянно произнесла девушка. Подняв голову, и посмотрела на того, на кого ее ладони коснулись.  Им оказался месье Веланкур, о ком еще недавно думала Элен, и не знала, встретит ли она еще когда-нибудь или все-таки нет.
-Извините месье я... Я не хотела, так, получилось... Простите... Густо покраснев, девушка убрала свои ладони с груди молодого человека, она не имела права даже касаться его. Отступив на пару шагов от месье, девушка опустила свой взгляд.

+1

3

И все же, не смотря на многочисленные сомнения, возникшие после того памятного разговорами месье Бертолем, Гастон Веланкур принял окончательное решение и даже почти не жалел об этом. Откровенно говоря, жалеть ему было и некогда: жить в Тириосе оказалось интересно, ни минуты покоя, каждый день что-то случается. Он едва нашёл время заскочить в театр перевести первую сумму, и тогда же мельком познакомился с некоторыми работниками. Удивительно было наблюдать за директором, который, не смотря на подписанный договор, похоже, до последнего не верил в удачу. Что же, теперь все сделано, волноваться ему больше не о чем. Если только о том, как бы не разочаровать нового спонсора.
С ума сойти просто. Неужели в самом деле решился? Если задуматься, то не знаешь, что правильнее: радоваться открывшимся перспективам или ужасаться свалившейся ответственности. Быть спонсором всемирно известной Тириосской Оперы большая честь, иметь возможность прикоснуться к сокровенным тайнам закулисья, скрытым обычно от посторонних глаз - немыслимая удача, но что теперь с этим делать? Гастон имел весьма и весьма отдаленные представления о том, как должен функционировать театр. К счастью, от него, по-видимому, и не требовалось больше, чем своевременная материальная помощь.
И все же сегодня Его Светлости захотелось наведаться в театр, узнать поближе своих подопечных (что-то в этом словосочетании все-таки есть). С утра шёл дождь, погода как нельзя лучше располагала к визитам. Экипаж, разбрызгивая тучи из-под колёс, остановился у парадного крыльца. Графа здесь, конечно, никто не ждал, но, в отличие от первого раза, приняли любезно, и даже, не смотря на большую занятость, согласились провести экскурсию. Гастон не хотел никого отвлекать от работы, к тому же исследовать коридоры самостоятельно было бы интереснее, но директору такая идея пришлась не по вкусу. Он выделил в сопровождение младшего секретаря - что ж, быть может, у закулисья есть тайны, которые знать не положено даже спонсору? Договориться с гидом оказалось несложно, и скоро уже Гастон оказался один на один с огромным и пульсирующим организмом. Сегодня здесь кипела жизнь. Пробегали туда-сюда рабочие с какими-то канатами, лестницами и кистями, костюмеры (или кто-то другой), женщины старательно терли мраморный пол главного фойе и парадную лестницу, откуда-то несся стук молотков. Молодой человек с интересом рассматривал выставленные вдоль коридора стойки с костюмами, шляпами и париками, очевидно, подготовленные к вечернему спектаклю, разложенные тут и там детали декораций. Лавируя между всем этим, он словно сам становился частью царящей вокруг суеты. Вот бы ещё посмотреть на репетицию. Интересно, идёт ли она сейчас? Где-то здесь должен быть выход на сцену...
Граф так увлекся, что не обратил внимания на хрупкий силуэт, нарисовавшийся на пути, а в следующий момент этот силуэт превратился в девушку и неожиданно врезался в Веланкура.
- О! - он машинально вскинул руки, чтобы удержать от падения себя и незнакомку, ладони коснулись талии сквозь тонкую ткань платья - и тут же отдернулись. Ба, да ведь это не незнакомка вовсе. Граф, сцепив руки за спиной, рассматривал ту самую балерину, что недавно рассказывала ему о странностях, происходящих в театре. Ну надо же... Словно нарочно сводит судьба: снова она и снова в растрепанных чувствах. Гастон и сам был слегка смущен столкновением, хотя не показывал этого, но не мог не отметить, что девушка выглядела весьма миловидной с пылающими румянцем щеками. Как же её зовут? Последние дни выдались богатыми на события, и случайное имя почти выветрилось из головы. Что-то такое светлое... Эми? Нет, не похоже. Элен?.. Элен Фармен, дочь балетмейстера, ну конечно.
- Мадемуазель Фармен, какая встреча, - он вежливо склонил голову. - В свою очередь приношу извинения за это недоразумение. Поверьте, у меня в мыслях не было ничего дурного, просто вы застали меня врасплох, - Гастон, подняв голову, серьёзно посмотрел на балерину. - Однако, вам следует быть внимательнее. Иначе недолго получить травму, споткнувшись обо что-нибудь или врезавшись в угол. У вас здесь такие лабиринты... От чего вы так бежали? Неужели призрак снова напугал вас?
Молодой человек по-прежнему не верил в привидений, но в его глазах и тоне не было ни капли насмешки - воспитание не позволяло.

+2

4

Появление месье Веланкура было неожиданностью для Элен, ей казалось, что в опере она одна. Ее напугал звук, который она услышала, за кулисами, этот шум спугнул девушку. Понять невозможно было кто или что там, Элен просто с испугу упала, и выбежала со сцены. Сейчас ей кажется, что это разыгралось ее собственное воображение, и она себе многое на придумала. Но вот столкновение с молодым человеком для мадемуазель Фармен было весьма неожиданным. Он возник на ее дороге, и она не ожидала столкновения с ним, ей просто было немного не понятно, зачем молодой человек сюда пришел. Хотя, она помнила по последнему разговору, что он хотел купить оперу, и он ее купил, даже не смотря на все разговоры с ней самой, и том страхе, что она рассказывала о призраке, а потом жалела об этом. Взгляд Элен поднять на него не имела права.  Их, все-таки разделяет социальный статус, который не позволяет ей, девушке низкого происхождения, даже касаться мужчины это было с ее стороны неправильно, что ставило ее в неловкое положение перед ним. Да еще он мог подумать про нее плохое, что она сама пристает к нему. От этой мысли ей стало не по себе, и даже от стыда запылали ее щеки. А ее ладони до сих пор еще ощущают тепло его груди, из-за чего что-то тепло разливалось по ее сердечку. Мысль о том, что он мог, приди сюда рани нее, не было, потому что вряд ли такой месье безукоризненно одетый, и светской речью, придет в оперу ради такой девушки,  как она. Наверное, зря она здесь продолжает стоять, и чего-то непонятного ждать, но почему-то она не может этого сделать. Ее чувства к молодому месье так глубоки, что девушка сейчас боится саму себя. Однако взгляд месье Веланкура был спокоен и нежен к ней, Элен не знала, а праве ли она поднять голову. Ведь ее мама обучала, что нельзя смотреть на месье, пока он сам с ней первым не заговорит. Может, все же девушке стоит, побороть саму себя и посмотреть, а не будет ли это считаться, дерзким характером.
-месье Веланкур, я... я... не ожидала, что вы окажетесь на дороге. Я не хотела вас задеть. Элен медленно подняла свой взгляд, и взору месье представилась миниатюрная стройная красивая девушка. Ее щеки все еще продолжали пылать, и она не знала, что ей сделать. Все-таки она виновата в том, что задела молодого месье, и сейчас он сам извиняется перед ней, смотря в ее глаза. Однако слова о призраке, ее слегка заставили сжаться Элен, и вспомнить то, что она так хотела забыть, тот шум, что ее спугнул, когда она репетировала. Ведь, она не может выступать на премьере, который скоро уже будет, но ее отстранили, потому что она дала себе волю и рассказала месье Веланкуру то, что не должна была говорить. Но ведь поделиться с кем-то девушке хотелось вот и решила, что этот месье просто пришел в оперу посмотреть на нее. Ей даже не было известно вначале, что он собирается стать новым директором. Но вскоре стало понятно после разговора, и девушка поняла, что больше не стоит, ничего говорить, если она не хочет гнева матери. Ведь, только благодаря ей они живут прямо здесь в опере. Резко звук захлопывания двери, заставили ее резко обернуться и замереть на месте. Ветер пробежал по ее волосам, как будто сам холод коснулся ее лица, пронизывая насквозь всю ее. Значит, все-таки он был там призрак этот да.
-Травму? Ничего страшного месье, травмы у меня всегда. Просто от шороха и шума там, на сцене где я репетировала. Простите месье, но... Вздохнув, девушка сжала пальцы в кулачки, она не должна больше говорить о призраке, он может разозлиться на нее. Ведь, совсем недавно еще один случай произошел, о котором Элен хочется навсегда забыть и не думать.
-Нет, месье, просто одна из декораций упала, и все. После ее произнесенных слов, снова за дверью послышался шорох, и что-то снова упало и очень сильно. От чего губы Элен от страха задрожали, и она стала отходить от месье.  Ей захотелось просто убежать, она хотела узнать, кто там за кулисами, нас цене и она хотела увидеть призрака своими глазами.
-Мне надо идти, простите... Элен в страхе спиной облокотилась на стену, и держалась, чтобы не упасть, в обморок от всего, что происходит. Она знала, что пока она не узнает, ее страх не пройдет в ней. Поэтому взглянув еще раз в лицо месье Веланкура и сразу же повернувшись, мадемуазель Фармен побежала обратно к двери, схватившись за ручку, повернула ее и открыла дверь. Дальше фигурка юной балерины Элен Фармен, скрылась за этой дверью и она закрылась за ее спиной.

Отредактировано Элен Фармен (05.09.2015 23:50)

+1

5

- Не переживайте, мадемуазель, ничего страшного не произошло, - мягко улыбнулся Гастон, пытаясь успокоить балерину. Светлое, невинное дитя. Они танцуют в костюмах, обтягивающих стройные фигурки с прелестными округлостями, и не смущаются жадных мужских взглядов, ловящих каждое их движение. Но вот случайное столкновение с лицом противоположного пола заставляет бурно краснеть и прятать глаза. Настолько увлечены искусством. Не все, правда... Граф видел, что смущение девушки настоящее, не наигранное. Это было трогательно, но и ставило его самого в неловкое положение. Чтобы не компрометировать мадемуазель Фармен, он должен уйти сейчас, однако, любопытство сильнее, ведь Дани все еще очень хотел посмотреть репетицию. К тому же, он еще в прошлый раз понял, что экскурсия в компании Элен может стать весьма увлекательной. И, как благородный человек, не мог оставить мадемуазель, не убедившись, что с ней все в порядке.
Неподалеку хлопнула дверь. Молодой человек, как и его собеседница, резко обернулся на звук, но не от страха, а от неожиданности. Ах, эти странные творческие натуры, во всем готовы видеть проявление мистических сил. Гастон тоже любил пощекотать нервы страшными рассказами. Он верил в вампиров и прочую нечисть, населяющую дарумские холмы. Но не до такой же степени, чтобы доводить себя до полуобморочного состояния.
- Это всего лишь сквозняк, - успокаивающе произнес он. - А репетицию, вероятно, прервал кто-то из рабочих. Ваш страх напрасен.
Он старался говорить твердо и убедительно, но в то же время не обидеть впечатлительную особу своим неверием. Но снова эти загадки и недосказанности. Веланкур начинал раздражаться, но не подавал вида. Он чувствовал, что должен сделать для нее что-то, раз уж невольно оказался единственным живым человеком поблизости, на которого балерина может рассчитывать. Или не единственным?
- Мадемуазель, вы репетировали одна? Если хотите, я пойду с вами и посмотрю, что там происходит. Обещаю, я смогу защитить вас от любого, кто посмеет вас беспокоить.
Слишком опрометчивое обещание, которое может быть расценено как предложение чего-то большего, чем просто защита здесь и сейчас. Но нужно как-то успокоить насмерть перепуганного ребенка. Гастон был уверен, что причина подозрительных шорохов до банальности проста: рабочий задел декорации или тот самый шутник, выдающий себя за привидение, решил порезвиться. Если он, конечно, вообще существует, ведь месье Бертоль довольно убедительно рассказывал о фантазиях юных артисток. Но если так...
В этот момент за дверью, откуда выскочила балерина, что-то с грохотом упало. Мадемуазель Фармен побледнела, задрожала, а потом сделала то, чего граф никак не ожидал от нее: бросилась прямиком на звук. Что же оставалось Даниэлю, кроме как побежать за ней? Не оставлять ведь одну в таком состоянии.
- Постойте, куда вы? - если это действительно чьи-то шутки, пора встретиться с весельчаком лично! Театральные легенды это хорошо, но до определенных пределов. Пока за Оперу отвечает месье Веланкур, он не позволит безнаказанно издеваться над артистами.
Он шагнул за порог и потрясенно замер, резко переместившись из обыденного мира в обиталище теней и иллюзий. Повсюду в полумраке вырисовывались силуэты разнообразных декораций, до того реалистичных, что становилось не по себе. Мебель, тяжелые даже на вид витые канделябры, пышно украшенная карета... А за всем этим виднелась сцена, залитая ровным неярким светом. Полная тишина создавала странное ощущение оторванности от реальности, граф чувствовал себя так, будто попал в место, где запрещено находиться смертным. Но запретное тем и притягивает, особенно всяческих любителей приключений. По спине словно прошел небольшой разряд молнии, отозвавшись покалыванием в кончиках пальцев. Однако, куда же подевалась неугомонная балерина?
- Мадемуазель Фармен! - негромко позвал Даниэль, очень осторожно пробираясь между декорациями и вглядываясь в полумрак.

+2

6

Внутри было темно, и не совсем понятно, что происходит. Девушка буквально была отрезана от мира, ей казалось, что теперь сцена выглядит совсем иначе, чем ей казалось с самого начала. Ведь совсем недавно, она общалась с месье Веланкуром, но теперь она здесь, и Элен хочет понять, что ее так сильно напугало. Здесь все для девушки становилось знакомым, ей казалось, будто она и не уходила со сцены. Впереди девушка заметила огонек, и он манил ее к себе. Мрак и померк свет, ее все больше тянет во мглу, ей кажется, что ее зовут и ждут. Почему-то когда Элен находится здесь, та реальная жизнь, что была там за дверью, уже не важна. Силуэт девушки почти не был заметен среди мрака. Но она даже не пряталась, просто одиночество и ночь всегда окутывала чем-то сказочным девушку. Ведь сейчас, она может подумать о том, что же произошло между ней и месье, и что он мог о ней подумать. Она ведь совершенно забыла о том, что она совершенно раздетая была, и месье ее разглядывал, ей это нравилось с одной стороны, а с другой, ей не хотелось, чтобы на нее смотрели как на предмет вожделения. Если она балерина, это не еще не в коем разе не значит что можно с ней играть как с куклой, и прикасаться к ней. Внутри странно как-то все переворачивалось, от одного взгляда месье и то, как он не сводил с нее своих глаз. Настороженно Элен продвигалась дальше, по сцене, углубляясь дальше та, где стоят разные декорации, что снова дало девушке знать, что скоро выступление, а она не будет просто смотреть. Ей хотелось выступать, но месье дал знать однозначно, что после ее разговора и слов что она рассказала месье Веланкуру, ее отстранили от выступления. Для Элен это было сильным потрясением, но она знала, что виновата в том, что ее отстранили. Но все равно было очень больно, но девушка держалась, как могла, легкий ветерок коснулся ее волос и открытой шеи, она обернулась, и взгляд ее был прикован к двери, которая распахнулась, и девушка увидела месье Веланкура. Он не бросил ее и решил ей помочь, понять что происходит, но хочет ли она сама его помощи? Впервые Элен задумалась, и решительно не стала отвечать на его вопрос, она шагнула еще дальше, к яркому свету, она не хотела, чтобы ее нашли. Сейчас Элен больше сама была похожа на приведение, которое тихо и бесшумно передвигалась по сцене. Ее руки касались стены, и слегка проводила по декорациям. Особенно ей очень нравилась карета, она была очень красива, золотистая внутри красным бархатом, и Элен даже иногда, касалась всего этого. Девушка мечтала хоть когда-нибудь, всего краткий миг проехаться в ней, и почувствовать ту свободы, которой у нее в опере не было. Конечно, она у нее была, но очень ограниченно, на улицу девушка почти не выходила, она там могла быть слишком дикой, просто люди шарахались бы от нее, поэтому лучше оставаться здесь и жить, как и всегда. Снова шаги месье, что нарушали тишину места, и Элен убрав руку, улыбнувшись, чему-то своему. Она заметила, что месье коснулся ее любимой декорации, где еще совсем была ее ладонь, и она восхищалась этой каретой. Но все равно она не знала, что ее тянуло дальше. Может ей не хотелось, чтобы нарушили единение с темнотой, и с самой собой, но ей хотелось увидеть месье, и поговорить с ним, ведь он пошел за ней, а мог после того что она сделала, не идти, и посчитать что она не совсем в уме.
-Месье Веланкур? Это вы? Я... здесь где-то в темноте. Слова ею были произнесены среди тишины, довольно громко и забили гулкое биение ее сердечка. Обернувшись, девушка могла видеть только темный силуэт месье Веланкура. Но в тот же момент, что-то ударяется, и как будто где-то впереди падает, Элен вскрикивает, смотря на огонек вдалеке. Прижав ладонь ко рту, она сдержалась, чтобы не закричать, ей и так было не по себе. Впервые она боялась находиться одна и в этой темноте, ей казалось, что эта тьма, ее тянет куда-то. Однако зовущий голос месье дал снова о себе знать, и девушка побежала к нему, она видела его тень. По дороге в темноте она не знала, куда ей ступать она совсем забыла о том, что многие декорации, и разные предметы для оперы лежат на полу. Конечно, предугадать, что там находится невозможно, девушка не поняла, что произошло, но ее нога ударилась обо что-то твердое и тяжелое. Вскрикнув, девушка упала на пол, ее нога очень сильно болела. Снова, девушка получила травму, и теперь даже она понимает, что выступления у нее, теперь никого у нее не будет.
-месье Веланкур, простите меня, но, кажется... Я ударилась ногой, и... Не смогу подойти к вам. Слегка всхлипнув, произнесла Элен. Она не знала, что подумает о ней месье, что она, такая слабая, и, что на его голос, она готова лететь куда угодно. Ей он нравился.

Отредактировано Элен Фармен (30.09.2015 23:35)

0


Вы здесь » Интриги: сплетение судеб » Национальная Опера » Экскурсия за кулисы. 28.03.3652г.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC