Интриги: сплетение судеб

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Интриги: сплетение судеб » Личные эпизоды » Легенды старого города. 23.03.3652г.


Легенды старого города. 23.03.3652г.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

● Название эпизода: "Легенды старого города"
● Время действия: 23 марта, день, плавно переходящий в вечер
● Место действия: Тириос, начало на небольшой площади с фонтаном, далее в городе.
● Участники: Валери Ботьен, Гастон Веланкур
● Краткое описание: Валери любит гулять по городу и знает множество историй о его улицах, площадях и памятниках. Мсье Веланкур тоже не прочь побродить по Тириосу - для него это новое, незнакомое, а потому интересное место. Встреча молодых людей во время прогулки может стать для обоих сочетанием приятного с полезным.

0

2

Валери вышла из дома, тихонько прикрыв дверь черного входа, чтобы не привлекать лишнего внимания. На улице никого не было. Стоял солнечный теплый весенний день. Девушка вышла за ворота и отправилась в городской парк по узкой извилистой улочке, по которой мало кто ходил. Было тихо. Лишь изредка доносилось пение птиц. Мадам Ботьен медленно прогуливалась по городу.  Лучики солнца пробивались сквозь ещё голые ветки деревьев и играли на рыжих волосах девушки. Весенний ветерок разносил по всей округе аромат первоцветов. Валери приближалась к парку. Повсюду было слышно пение первых птиц. Девушка вдохнула свежий воздух, закрыв глаза. «Какой прекрасный день» - подумала она. Солнце приятно пригревало. Баронесса подошла к своему любимому фонтану и присела около него. Она достала из сумочки маленькую книжечку и принялась за чтение. Это было одно из самых любимых и успокаивающих занятий Валери. Душа девушки находилась в полном покое и безмятежности в такие моменты.
Извилистая тропинка ведущая к фонтану заросла травой. Мало кто ступал на неё в последнее время. Сам фонтан был по истине шедевром скульптуры. А вот саму историю его создания знали немногие.
Величественная скульптура фонтана изображающий девушку на лошади - до сих пор не видели конной скульптуры, задуманной и исполненной с таким искусством. В центре композиции на горячем скакуне изображена девушка. Лошадь горячится, но всадница сидит прямо и гордо, уверенная в себе. Общий силуэт всадницы и коня образует подобие треугольника – устойчивую, издавна любимую форму построения парадной скульптуры. Так решали многие композиции. Белоснежный мрамор от времени потемнел и потрескался кое-где. На самом деле никто точно не может сказать когда и кем была создана скульптура, но несколько легенд о ней всё же ходит.
Мадам Ботьен столь увлеклась книгой, что не замечала окружающих. Да и никто её не мог здесь отвлечь, ведь об этом месте мало кто знает из её окружения. Время ненадолго остановилось, вся ежедневная суета и хлопоты отступили на задний план. Такой подарок - отдых вдали от всех - баронесса могла устроить для себя в последнее время крайне редко. В такие минуты вспоминались те прекрасные деньки безмятежного детства, когда Валери могла читать в саду целыми днями.

+1

3

Коварные переулки сыграли с ним злую шутку. Гастон понял это, когда, свернув по вроде бы знакомому пути через парк, внезапно оказался на маленькой и тихой, заросшей травой площади с фонтаном посередине. Очередной сюрприз города. Предыдущий он преподнес всего пару часов назад.
Граф не успел еще обзавестись в Тириосе хорошими знакомыми: так, пересекся где-то с кем-то, представился, обменялся несколькими фразами. В общем, заявил о себе, но времени с момента приезда прошло еще слишком мало. Это утро иностранец провел, прогуливаясь в сквере под стенами королевского дворца, старательно изображая из себя порядочного горожанина, вышедшего подышать свежим воздухом, внимательно рассматривая-запоминая вид дворца, наблюдая за посетителями и одновременно обдумывая письмо к отцу. Писать пока особо было нечего, у Дани имелись лишь обрывочные зацепки, которые неизвестно еще, имеют ли отношение к делу. Но король Ульрик просил сына присылать вести каждую неделю, независимо от результатов расследования, а если что-то пойдет не так – то и того чаще. Он, вероятно, переживал за своего посланника, хотя не показывал этого. Дани, конечно же, не собирался рассказывать ему, если что-то пойдет не так, но выполнить обещание и не заставлять отца волноваться считал себя обязанным. От размышлений его отвлек мужской голос. Один аристократ, с которым месье имел честь познакомиться не так давно, тоже вышел на прогулку в сквер, и вот он-то как раз и преподнес то предложение. Оказалось, что вчерашний поход графа в Оперу не остался незамеченным. Кое-кто обратил внимание, как восторженно он отзывался о представлении, как интересовался судьбой театра, а что не испытывает проблем с деньгами он никогда не скрывал сам… В общем, теперь ему предлагалось – ни много, ни мало – взять Национальную Оперу под свою опеку. Даниэль подумал сперва, что он ослышался или его разыгрывают. Никому не известный, непонятно откуда взявшийся иностранец, пусть даже для местных по легенде он иностранцем не был, но кто мог бы за него поручиться? Совсем не складывалось впечатление, что у Оперы дела идут настолько плохо, чтобы обращаться с подобными просьбами к первому попавшемуся. Однако, знакомец пламенно приглашал на деловую встречу – не куда-нибудь, а в игорный дом! – где должен присутствовать и директор театра, и молодой человек согласился прийти. Больше из любопытства, наверное. Посмотрим, что интересного расскажут.
Свидание было назначено на вечер, а пока граф решил прогуляться, развеяться. Ну, вот и догулялся.
Вокруг было тихо. Фонтан вполголоса подпевал радостным птицам, легкий запах первых цветов окутывал покрывалом спокойствия и умиротворения. Гастон невольно застыл на краю площади, пораженный внезапно нахлынувшими чувствами. После шума и суеты центральных улиц – как будто  попал в другой мир. Здесь даже архитектура была иной, фонтан венчала необычная скульптура, выполненная с таким искусством, что казалось, будто лошадь вот-вот сорвется со своего места и умчится куда-то вдаль, туда, куда устремлен уверенный взгляд отважной наездницы. Солнце играло в рыжих волосах сидящей с книжкой у фонтана девушки. Она настолько увлеклась чтением, что даже не заметила, как Даниэль оказался рядом, а он, в свою очередь, не спешил нарушать очарование этого места человеческой речью. Молодой человек тихо рассматривал скульптуру, гадая, кем могла быть эта всадница. Она не очень походила на представительницу королевского дома, статуями которых так любят украшать городские скверы и площади. И – то ли настроение было такое, то ли на самом деле веяло от нее чем-то загадочным, нерядовым.
- Прекрасный день, не правда ли?.. – наконец негромко обратился Гастон к читающей девушке. Он стоял совсем недалеко, спрятав руки в карманы, и с интересом заглядывал в книгу. – Простите, если напугал, я не хотел этого. Я немного заблудился, оказался здесь и не смог пройти мимо. А что вы читаете?

+2

4

Строчки читались легко и быстро, заставляя читателя полностью погрузиться в атмосферу романа.

Загородная вилла буквально терялась в пышной зелени фруктовых деревьев, утопала, становилась похожей на какой-то сказочную обитель, к которому вела небольшая дорога. Баронесса любила сады, поэтому эта вилла сразу же пришлась ей по вкусу и девушка не стала даже рассматривать остальные предложения. Строение было довольно старым, но в очень хорошем состоянии.
Вилла поражает воображение с первого взгляда. С ранней весны до поздней осени все здание утопает в густой зелени великолепного сада, единственное, что зависит от сезона – так это цвет листьев - к осени они краснеют, желтеют, цвет их настолько разнообразен, что порой сад похож на палитру художника. Оно очень гармонично вписывается в природное окружение. Элегантная, несколько приглушенная цветовая гамма, обилие зелени – все это сразу создает особую неповторимую атмосферу этого места.
Внутренние интерьеры удачно гармонируют с внешней отделкой. Спокойные бежево-золотистые тона обивки мебели, занавесей, шелковых обоев прекрасно сочетаются с темной классической мебелью.
Вилла невелика. Это двухэтажное здание с небольшой террасой. Колоннада на террасе – естественная неотъемлемая деталь випезийского строения. К зданию ведёт дорога, вымощенная камнем, для удобства карет, прямо к самой лестнице, ведущей на террасу.
Элеонора встала как всегда рано. Она любила любоваться рассветом, наблюдать, как первые лучи солнца озаряют землю. Позволить себе пропустить подобное зрелище баронесса никак не могла. Слуги суетились, исполняя свои повседневные обязанности. Стол на террасе уже был накрыт, когда леди спустилась из своей спальни вниз. Она вышла из дома и вдохнув свежий утренний воздух прикрыла глаза. На губах застыла едва заметная улыбка. Любимица Элеоноры грациозно последовала за хозяйкой. Алая лента вокруг шеи великолепно гармонировала с чёрной шерстью кошки, а золотая брошь, украшенная драгоценными камнями переливалась на солнце, отбрасывая вокруг радужные блики. Баронесса так рано никого не ожидала... По крайней мере, сама она никого не приглашала с утра. Поэтому она была одета в довольно простое синее платье, кое-где расшитое серебром. Длинные чёрные волосы свободно ложились на плечи волнами, спускаясь до самого пояса, ничто не мешало ветру свободно играть с ними. Из дома выбежал слуга, неся для Элеоноры накидку.
- Миледи, на дворе ещё достаточно свежо. - проговорил слуга. Он учтиво поклонился и с позволения баронессы накинул ей на плечи ажурную чёрную накидку. Девушка села за стол, куда тот час же был принесён горячий зелёный чай.
День обещал быть ясным и довольно тёплым, если не сказать жарким. Допив чай, Элеонора взяла на руки пригревшуюся на коленях Блэки, подхватила томик своих любмых стихов и отправилась в сад, почитать в беседке. Предварительно баронесса приказала к двенадцати часам дня накрыть стол на двоих. Леди ожидала Раймона Вернье, журналиста, с которым вчера познакомилась в редакции. Это нельзя было назвать завтраком, поскольку для него уже было поздновато, а для обеда ещё довольно рано. Ланч. Как принято называть подобные трапезы в Актании.
Время за чтением и рисованием пролетело для баронессы незаметно. В пол двенадцатого леди собрала свои принадлежности для живописи и отправилась в дом. Девушка решила переодеться.
К двенадцати, когда баронесса уже полностью была готова к приёму гостя, а слуги накрыли стол, Элеонора услышала, как к вилле подъехал экипаж. Юная англичанка тот час же отправила слугу к вратам, чтобы тот сопроводил гостя на террасу.
Вернье постарался быть пунктуальным. Элегантен и подтянут, в своем лучшем камзоле, випезиец готов был предстать пред светлы очи очаровательной хозяйки во всеоружии. Следуя за одним из лакеев, он прошел на террасу, где его уже ждала баронесса Райт.
- Мое почтение, сударыня. Надеюсь, я не заставил Вас ждать слишком долго. – Молодой человек согнулся в поклоне и принял руку женщины для поцелуя.
- Добрый день, сеньор Вернье, - ответила Элеонора и улыбнулась, - Что вы... Вы нисколько не заставили меня ждать. Ваша пунктуальность достойна похвалы. Как добрались? Надеюсь, вам не пришлось долго плутать.
Баронесса раскрыла веер, свободной рукой сделав пригласительный жест пройти к столику.
- Прошу вас, присаживайтесь, - сказала леди.
Раймон дождался, пока дама займет свое место и сел в предложенное ему кресло.
- О, Вам не стоило беспокоиться, мадемуазель Райт - Ваши инструкции были на удивление точны, да и сам я не люблю опаздывать на встречи, - журналист постарался справиться с волнением и благодарно улыбнулся хозяйке.
Баронесса аккуратно присела на стул, как всегда лишь на его половину, держась ровно, но непринужденно. Она медленно сняла атласные нежно-голубые перчатки, которые были в тон платью, и сложила их на коленях. Серебряные узоры, обрамляющие вырез декольте платья, слегка блестели на солнце. Элеонора сделала привычное лёгкое движение рукой, убирая чёрный вьющийся локон, который постоянно выбивался из причёски, что бы девушка не делала. Затем баронесса вновь посмотрела на своего гостя, одарив светлой улыбкой. К столику подошёл слуга. Он наполнил стакан леди красным вином, затем подошёл к Раймону.
- Если бы вы жили в Актании, то ваша пунктуальность была бы для вас очень полезна, - сказала Элеонора, - Как вам погода, сеньор Вернье? - спросила девушка после небольшой паузы.
Разговор нужно было как-то начать, а сразу же говорить о делах было как-то не очень красиво...

Валери была столь увлечена, что после слов незнакомца, хоть и тихих, она вздрогнула от неожиданности. Баронесса подняла свой взгляд на молодого человека. Ярко-голубые глаза внимательно смотрели на незнакомца. Где-то уже случалось мадам Ботьен видеть молодого человека. Но где?.. Этого она пока не могла вспомнить. По лицу скользнул огненно-рыжй локон от дуновений весеннего ветерка. Губ Валери коснулась легкая приветливая улыбка.
- И впрямь, чудесный день выдался сегодня, - наконец ответила мадам, - отличное время для прогулки.
Валери аккуратно положила атласную ленту на страницы книги и закрыла её.
- Ах, очередной роман. Ведь если ты не можешь сам отправиться в путешествие, почему бы не отправиться в него вместе с любимым героем. В приключение полное загадок и неожиданных поворотов... Книга - друг одиночества. В чтении человек находит себя.
Валери спрятала книгу в сумочку и поднялась, уронив перчатки в фонтан. Она забыла про них совершенно. Рассеянность... От столь неприятной ситуации на фарфоровом лице девушки появился легкий румянец. Да, такое случается, когда Валери застают в расплох. Но это вовсе не значит, что девушка несобрана и не внимательна. Просто порой она немного витает в облаках. В своих мыслях и фантазиях она проживает вторую жизнь. Жизнь, которую ей не прожить в действительности. Валери прикрыла глаза рукой. Ей было настолько неловко, что она готова была сквозь землю провалиться.

+2

5

Даниэль с интересом наблюдал за незнакомкой, умудряясь делать это таким образом, что его внимание нельзя было назвать навязчивым или неприличным. Девушка не приглашала присесть, поэтому он небрежно прислонился к бортику фонтана, наслаждаясь окружающим теплом и покоем. Изредка брызги воды попадали на лицо или волосы, которые с одной стороны уже были покрыты мелкой, алмазной сверкающей на солнце, моросью. Ему это нисколько не мешало.
- Книги прекрасные друзья даже тогда, когда можешь отправиться в путешествие сам, - улыбнулся граф. - Ничто не скрасит долгие часы дороги лучше увлекательного произведения. Хотя беседа с достойным партнёром или сон тоже годятся. Но разве вы одиноки?
Он напоминал пригревшегося на солнышке леопарда - расслабленного, грациозного и ни капельки не опасного. В отличие от своего кровожадного собрата ягуара, эти звери при первой встрече не вызывают страх, а наоборот, завораживают. Кто разглядит стальные когти в мягких пятнистых лапах? Кто угадает тайные мысли за безмятежной, даже немного мечтательной улыбкой и учтивой речью? Незнакомка происходит из аристократического сословия, это заметно по её внешнему виду, правильной речи, манере держать себя. Более того, если Веланкур не путал, а перепутать эту огненную шевелюру было бы сложно, они уже встречались на днях в игорном доме, и дама занимает там не последнее место. Шпион нуждался в подобных знакомствах. Он уже привык совмещать приятное с полезным и, получая искреннее удовольствие от беседы, старался расположить людей к себе с тем, чтобы потом воспользоваться знакомством. Совесть остаётся в порядке, ведь он никогда не переходит определённых границ, за которыми подобные действия можно назвать подлостью.
Тем временем незнакомка поднялась навстречу мужчине, и забытые перчатки с чуть слышным всплеском упали в фонтан. Словно сама судьба нарочно подкинула повод. Гастон с участием посмотрел на смущенную девушку. Похоже, его появление было не очень кстати: застал её врасплох, смутил, повинен в потерянной вещи. Надо исправлять ситуацию.
- Не переживайте, мадам, я сейчас достану.
Сегодня было тепло, поэтому он не надевал шарфа. Пальто - уже другое взамен испорченного вчера, светло-серое - отправилось на скамейку. Рукава рубашки он закатал, подобрал концы длинных волос, соорудив нечто вроде пучка на затылке, чтобы не подметать ими воду. Заметно было, что левой рукой молодой человек двигает с большой осторожностью, а если присмотреться, можно было заметить на плече, посередине примерно, утолщение под рубашкой. Сам граф, правда, как будто не замечал неудобств.
Перегнувшись через бортик, он оценил ситуацию. Вода ещё не успела утопить лёгкие перчатки или отнести их далеко, если постараться, можно достать...
Даниэль очень надеялся, что незнакомка не видела, как окаменело его лицо, когда, напрягая раненую руку, он тянулся к перчаткам, почти лёжа животом на бортике фонтана. Брызги весело блестели на коже и волосах, в контраст им под рубашкой, пока ещё смутно, проявилось алое пятно. Как неудачно... Что бы стоило ей уронить свои вещи на землю? Нет, его сиятельство не винил незнакомку в неуклюжести - воспитанный человек не может позволить себе плохой мысли в адрес дамы. Но он не любил быть слабым.
К счастью, наконец, потеря была поймана и очень аккуратно отжата. Гастон слегка побледнел, но улыбался по-прежнему дружелюбно, непринужденно.
- Золотую рыбку заказывали? - он с шутливым поклоном протянул перчатки хозяйке. - Даже целых две. А скромному рыбака не нужно ничего, кроме простого " спасибо", - Гастон тряхнул головой, разбрасывая брызги, и добавил уже серьёзно: - Если вы не спешите, можете положить их на спинку скамейки. Под таким солнцем должны быстро высохнуть.
Он распрямил рукава, несколько раз энергично провёл ладонями сначала по одному, потом по другому, избавляясь от складок. Ветерок холодил мокрую кожу, но пальто граф решил пока не надевать. Не хотелось испортить ещё одно: кровь уже проступила на рубашке, а руки грозила отвалиться совсем. Неудобно, с другой стороны, представать в таком виде... Ну ладно. Он развязал ленту, и кажущиеся от влаги чёрными волосы рассыпались по плечам, свободно, но в то же время опрятно, не топорщась в разные стороны. Ещё бы, дарумских детей с рождения приучают в любой ситуации выглядеть аккуратно, а уж принцев-то и подавно.
- А теперь позвольте представиться, - бодро объявил Дани. - Граф Гастон Веланкур, к вашим услугам, - и почтительно склонил голову.

+3

6

- А кто не одинок в этом мире? - ответила баронесса, лёгкая улыбка коснулась её губ, - Мы входим в мир одинокими и одинокими покидаем его. Не так ли? Большая удача найти человека с которым ты не будешь одинок. Если же ты одинок в окружении людей - значит, это не те люди, которыми стоит себя окружать.
Валери была образована, начитана, она очень любила рассуждения на различные темы, что отпугивало многих мужчин. Пожалуй, представители сильного пола с большой опаской относятся к тем, кто может быть умнее них или же равен. Женщин никогда не воспринимали всерьёз, а когда такие как мадам Ботьен оказывались выше мужчин - начинали побаиваться. Возможно, именно этим объяснялось душевное одиночество женщины. Ей не удавалось найти никого, кто бы в первую очередь воспринимал её как равного себе.
Солнце приятно пригревало, хотя порой пряталось за небольшие облака. Валери с участием наблюдала, как незнакомец "вылавливал рыбок". Когда молодой человек побледнел, а сквозь рубашку проступило алое пятно, Валери хотела было попросить бросить это занятие по спасению не особо важной вещицы, но было уже поздно.
- Рыбки? Золотые? - мадам Ботьен в ответ присела в шутливом реверансе, приняв перчатки.
Последовав совету незнакомца, рана положила перчатки на бортик фонтана.
- В пору загадывать желание? - Валери коснулась пальцами губ и на мгновение задумалась, - Готово!
Женщину действительно позабавило такое поведение молодого человека. Она даже немного отвлеклась от неподъемной горы различных проблем.
- Вы - мой спаситель, не знаю, как вас и благодарить, - Валери искренне улыбнулась, смотря мужчине в глаза, - Простое "спасибо" - уж слишком простая награда для Вас, мсье.
Глаза Валери блестели, отражая небо, от чего становились ещё насыщеннее и глубже. Капельки воды слетевшие с волос спасителя попали на лицо женщины, что было довольно забавно и заставило усмехнуться.
- Баронесса Валери Ботьен, - ответила женщина графу и присело в лёгком реверансе, - Наконец-то мы познакомились, Ваша Светлость. Я вспомнила, это Вы были с мсье Тома в моем заведении, нарушители спокойствия.
Валери усмехнулась. Она Видела каждый день сотни людей, но этого молодого человека она запомнила прекрасно.
- Ваша рука. Что случилось? Позвольте мне осмотреть вашу рану, это будет моей благодарностью. Учтите, Ваша Светлость, отказ я не приму. Всё-таки сейчас Вы пострадали из-за меня.
Женщина внимательно смотрела на Гастона, ожидая позволения. Ведь её манеры вовсе не позволяли просто так без разрешения сделать что-либо. Особенно, если учесть, что они с графом практически незнакомы.
Как раз утром мадам Ботьен навещала свою знакомую, её сын здорово упал и разбил колени. Мадам Ботьен обрабатывала их и не выложила пузырёк с дезинфицирующей жидкостью из сумочки. Валери очень любила травы, изучала их и готовила различные настойки и мази. Это очень часто помогало людям, особенно работникам дома. В случае чего, к первому, кому шли люди была баронесса.
- В этой части парка обычно никто не гуляет, как Вы умудрились зайти столь далеко? Об этом месте очень мало кто знает. Вы шпионили за мной, Ваша Светлость? - в шутку сказала Валери.
Действительно, все тропинки были разрушены временем и заросли молодой весенней травкой. Вокруг не было ни единой живой души на многие километры.
Солнышко заставляло щуриться. Мадам Ботьен достала пузырек с настойкой календулы и небольшой лоскут белоснежной материи и присела на борт фонтана, приглашая графа присесть рядом.

Отредактировано Валери Ботьен (24.07.2015 10:54)

+2

7

- Видимо, вы правы. Хотя, признаться, слышать это неожиданно. И немного грустно, - Даниэля вовсе не пугали философские рассуждения девушки, напротив, это вызывало интерес и желание пообщаться поближе. За словами прямо таки физически чувствовалось глубокое душевное одиночество говорившей, но вторгаться в ее личное пространство с вопросами граф не собирался, и лучше всего перевести тему.
- Теперь ваше желание непременно должно исполниться. Забыл сказать, я не только рыбак, но еще и волшебник, так что... - он поднял кулаки на уровень груди и резко выпрямил пальцы в сторону собеседницы. - Абра-кадабра.
Дани пытался сохранить серьезное лицо, но не удержался и рассмеялся. Забавно было на время забыть о строгих правилах этикета и вести себя так, как хочется. Мужчины всегда остаются детьми, или это площадь и солнышко так действовали на Его Светлость?
- О, прошу вас, это было совсем не трудно, - он небрежно махнул рукой. - Оказать помощь даме честь для любого дворянина. К тому же, я в некоторой мере был виновен в вашей потере. Хотя... - прищурив один глаз от яркого солнца, Гастон посмотрел вверх, на отважную наездницу над фонтаном. Среди брызг дрожали маленькие цветные радуги. - Есть кое-что, что вы могли бы для меня сделать, - он обратил улыбающийся взгляд к женщине, отметив, что глаза у нее того же цвета, что и небо. Приятная встреча. День должен быть удачным. - Эта скульптура такая необычная. Вы знаете, кого она изображает?
Все-таки, он был прав, девушка оказалась именно той, на кого и подумал. Только должность ее в игорном доме до сих пор оставалась загадкой, но судя по той уверенности, с которой обращалась к спорщикам, она явно не официантка и даже не крупье. Учтиво склонив голову, Гастон подумал, что это знакомство сулит не только приятное времяпровождение, но и неплохую выгоду. Баронесса наверняка знает всех завсегдатаев заведения и чего от них ожидать, а значит, может поспособствовать решению хотя бы одной проблемы.
- Рад знакомству, мадам. Я тоже узнал вас. Ну что вы, какие нарушители спокойствия, всего лишь небольшой спор. Но, надо признать, вы очень вовремя появились тогда. Как поживают месье Тома и те трое юных господ? Я все еще не успел отблагодарить их как следует, они так заботились о моем благосостоянии.
Граф фыркнул. Сложно забыть ту компанию наглецов, бесцеремонно вторгшихся в чужую игру и позволивших себе насмехаться над незнакомым человеком. Алкоголь отчасти служил им оправданием, но осадок остался очень неприятный и просто так уже не развеется. Что до крупье, то это отдельная история, любопытный экземпляр. Возможно, сегодня они встретятся вновь. Стоит понаблюдать за месье Хитрецом со стороны, чтобы понять, кто же он на самом деле: обычный шулер или кто-то более осведомленный о делах в городе.
Воспоминания об игорном доме вновь натолкнули на размышления о предстоящей вечером встрече, но сосредоточиться на них Гастон не успел - собеседница поинтересовалась его раной. Он посмотрел на окровавленный рукав рубашки, качнул головой.
- Ерунда, это просто царапина. Я имел неудовольствие не понравиться одному театральному любителю, - Дани усмехнулся, вспоминая вчерашний вечер. Блез чуть не убил его. Камердинер только приехал в весьма нервном состоянии, и первое, что увидел, это вернувшийся за полночь хозяин, весь в крови и с пулей в плече. Учитывая, что Его Величество пообещал снять месье Лепажу голову, если с сыном что-то случится, ругался тот долго и со вкусом, но рану обработал старательно. Сегодня о стрельбе на крыльце Оперы наверняка кричат утренние газеты, они любят смаковать подобные происшествия.
Молодой человек встретился взглядом с Валери. Он предпочел бы не показывать свою слабость, но ходить так глупо, рука и правда сильно болела, а девушка уже приготовила лекарство. Да и меньше вероятности довести верного друга до инфаркта.
- Мне не хотелось бы причинять вам беспокойство. Но если вы так настаиваете... Буду очень признателен за помощь.
Он опустился на бортик фонтана справа от баронессы, закатал свободный рукав, предоставляя дальше действовать ей. Повязка промокла от брызг воды и крови и выглядела печально.
- Разумеется, я шпионил за вами, Ваша Милость. Как же иначе? - в тон Валери отозвался Дани и коротко рассмеялся. - Признаюсь честно, я заблудился. Я впервые в городе, знаю его очень плохо. Прогуливался по парку и сам не знаю, как оказался здесь, - граф обвел взглядом площадь, потом посмотрел на собеседницу. - Надеюсь, вы не в обиде на меня за то, что помешал вашему уединению. Позвольте поинтересоваться, мадам Ботьен, - после небольшой паузы добавил он, - вы не знакомы с месье Робером Руссо и месье Бернаром Бертолем?
Имя первого наверняка ей должно быть знакомо, ведь он, судя по всему, является постоянным клиентом игорного дома. Именно он и пригласил Его Светлость на встречу. Не то, чтобы Гастон ожидал подвоха, но побольше узнать о человеке никогда не помешает.

+3

8

- Думаю, не стоит грустить в столь прекрасный весенний день, - довольно весело ответила баронесса и подняла лицо, подставив его под тёплое солнышко, прикрыв глаза. Девушка была похожа на кошку, пригревшуюся и находящуюся в полнейшем умиротворении. Однако, это продлилось всего несколько мгновений.
- Ах, непременно! Я в этом не сомневаюсь ни секунды!
Валери тоже пыталась не рассмеяться, но у неё ничего не вышло. Звонкий смех вырвался из груди девушки. Баронесса сама была удивлена такому поведению. Она уже давно так не смеялась. Разве что в детстве.
- Конечно. Я с радостью поделюсь с Вами своими знаниями. Об этой скульптуре ходит очень много легенд и никто не знает, какая из них правдива, но  расскажу Вам свою любимую.
Баронесса посмотрела на белоснежную скульптуру сквозь брызги воды. Действительно, в этой фигуре было нечто загадочное.
- Жила когда-то в Тириосе одна девушка. Звали её Антуанетта. Девушка происходила из очень богатой семьи. Для неё её внешность была превыше всего. Считая себя самой красивой девушкой в городе, Антуанетта отказывала всем женихам, она никогда никому не помогала, насмехалась над несчастными и считала бедных ничтожествами от которых стоит избавиться как от грязи. Однажды девушка прогуливалась по парку с подругами. Её увидел юноша. Он был ничем неприметен. Простой парень из бедной семьи, но был он очень добр и помогал всем, кто в этом нуждался. Звали юношу Ксавье. Юноша был способен отдать последний кусок хлеба и накормить голодающего, снять с себя ботинки и ходить босяком. Ксавье сорвал цветок и подошёл к Антуанетте. Он протянул ей свой дар и с восхищением встав на одно колено произнёс несколько только что придуманных строк о красоте девушки. Гордая Антуанетта рассмеялась юноше в лицо, выхватила цветок, бросила на землю и растоптала. Оттолкнув Ксавье, она ответила, что как он смел обратиться к ней, к богатой и знатной красавице, ведь он - ничтожество! Добрый юноша молча поднялся, отряхнулся и посмотрел девушке в след. Ему стало её очень жалко. Насколько же она одинока, подумал Ксавье. Несмотря на всю злобу в девушке, она запала в душу и сердце несчастного Ксавье. Он решил стать тенью возлюбленной. Ксавье знал, что никогда Антуанетта не обратит на него внимания. Юноша всячески оберегал девушку, он всегда был рядом, хотя она и не знала этого. Когда Антуанетта серьёзно заболела, Ксавье сутками бродил под окном возлюбленной и молился за неё. На улице была зима, он насквозь промёрз но не ушёл. Одним прекрасным солнечным утром Антуанетте стало лучше. Девушка подошла к окну и выглянула в него. Внизу в снегу лежал замёрзший насмерть Ксавье. Говорят, в ночь его смерти на небе зажглась новая звезда. Боги вознесли его душу за всё добро, которое он сделал.
Валери сделала небольшую паузу и посмотрела куда-то вдаль. Эта история всегда нагоняла на девушку тоску, сколько бы раз она её не рассказывала. Ведь это было настолько жизненно и печально, такие люди действительно окружают нас. В тебе живут два волка. Один - тьма и ненависть, другой - надежда и любовь. Какой волк победит? Тот, которого ты будешь кормить. Вновь взглянув на графа, баронесса продолжила свой рассказ.
- Антуанетта даже не поинтересовалась, что это был за юноша. Её черствое сердце было неспособно на сочувствие, а тем более на любовь. Так она и прожила свою никчемную жизнь в одиночестве. Умирала Антуанетта тоже в одиночестве. Лишь старая ведьма пришла к ней. Старушка, которой девушка когда-то пожалела куска хлеба, пришла воздать по заслугам Антуанетте. "Ты всю жизнь смотрела на всех с высока, пусть же теперь всё будет наоборот" - сказала ведьма и ушла. В тот момент, когда девушка испустила последний вздох, душа её превратилась в неприметную травку ростущую вдоль дорог. Все ходят по ней, топчут и не замечают. Это было достойным наказанием за всё зло, которое причинила Антуанетта, за её гордость и надменность. Каждую ночь смотрит с небес Ксавье на свою возлюбленную, так же оберегает её. Даже после смерти им не суждено быть вместе.
А скульптура? При чём здесь вообще она, напрашивается вполне логичный вопрос. Всё довольно просто. Но поведать о безызвестном скульпторе у которого просто украли его творение было бы глупо. Нужно знать всю историю целиком.
- Ксавье был учеником скульптора. Когда юноша понял, что никогда не добьётся красавицы, то решил создать скульптуру своей возлюбленной. Статуя была найдена скульптором обучавшим Ксавье лишь спустя годы. Скульптура была настолько прекрасна, что знаменитый скульптор решил присвоить её. С этим творением к нему пришли слава и деньги. И вновь несчастный Ксавье был всеми забыт. Но нет, добрый юноша всегда жил в сердцах всех тех, кому он помог.
Мадам Ботьен грустно улыбнулась.
- Надеюсь, я удовлетворила Ваше любопытство, Ваша Светлость.
Баронесса внимательно осмотрела рану. Ей было не в первой видеть подобное.
- Царапина? Да в Вас стреляли, мсье! - возмущенно отозвалась Валери в ответ на слова Гастона и чуть нахмурилась.
Девушка осторожно обмокнула чистую ткань в настойку и аккуратно начала промывать рану.
- Потерпите, может щипать, - предупредила Валери, зная, что мужчины очень уж нетерпеливы в отношении подобных процедур, - Мсье Робер Руссо, да, припоминаю. Он довольно частый гость в моём заведении. Но я бы Вам посоветовала его остерегаться, - последнюю фразу мадам прошептала, - Весьма скользкий тип. Мсье Бернар Бертоль - это же директор Оперы. Весьма приятный молодой человек, но уж слишком он идёт на поводу у актрис, - Валери усмехнулась, - Мне представлялась возможность несколько раз с ним встретиться.
Хорошенько промыв рану, баронесса тщательно обернула её белоснежной тканью. Но тут холодные тонкие пальцы наткнулись на некий шрам у локтя. Его не было видно, Валери его почувствовала. Девушка слегка вздрогнула. Её сердце забилось в груди. Валери подняла глаза и взглянула в лицо нового знакомого. Этого не может быть. Баронессу словно ударило током, она отдёрнула руки и прижала их к груди чтобы не была заметна дрожь. Рука невольно скользнула к локтю, нащупав сквозь тонкую ткань точно такой же шрам в том же самом месте. Валери столь резко дёрнулась в сторону, что чуть не свалилась в фонтан. Её переполняли противоречивые чувства. Да кто он такой?!

+2

9

Удивительно, но рядом с девушкой Гастон чувствовал себя свободно и непринужденно, будто с давней знакомой. Настроение, и без того неплохое, стало замечательным, очень легко удавалось шутить и веселиться. Странно. Он давно уже не испытывал такого ощущения, словно вернулся в детство. И, похоже, не с ним одним такое происходило. Даниэль с интересом слушал рассказ Валери, попутно ненавязчиво рассматривая ее саму. Позавчера в игорном доме в суете да при плохом настроении он не очень много внимания уделил непрошенной помощнице, зато теперь мог в полной мере насладиться обществом. Было в ней все-таки что-то неуловимо знакомое, хотя молодой человек по-прежнему был уверен, что не встречался с мадам Ботьен до того вечера за карточным столом. Иначе бы запомнил.
История подошла к моменту с замерзшим юношей, и Гастон вновь пристально посмотрел на рассказчицу. Снова дежавю - где-то он такое уже слышал. Если поднапрячься, можно даже вспомнить, где именно. Блез, камердинер. Он не очень-то любил говорить о своем прошлом, но однажды в момент глубокой тоски поведал хозяину и другу о женщине, которую любил когда-то. Она отвергла его, так же, как эта Антуанетта, а несчастный мужчина бродил под ее окнами, оберегая ее покой. Тот роман тоже закончился печально - главный герой выжил, но погибла вся его семья. Гастон на мгновение опустил голову и прикрыл глаза, вспомнив, в каком состоянии приехал вчера месье Лепаж. Увы, жизнь бывает жестока и несправедлива. Но это дела давно минувших дней. Молодой человек улыбнулся собеседнице.
- Вполне удовлетворили, благодарю вас, мадам. Очень красивая легенда, хотя и с печальным концом, - он посмотрел на статую над фонтаном и усмехнулся. - Теперь буду знать, что эта отважная наездница не так проста. Не возражаете, если я запишу ваш рассказ? Я собираю истории, фольклор разных народов, такое вот хобби.
Блокнот с записями лежал во внутреннем кармане пальто, с ним, как и с кинжалом, шпион никогда не расставался. Только помимо набросков с пометками где, когда и от кого сие было услышано, там содержалась и другая информация. Непосвященный решил бы, что хозяин записной книжки и сам балуется сочинительством, но Дани знал, что скрывается за вроде бы ничего не значащими фразами.
Граф иронично фыркнул про себя в ответ на возмущение девушки. Не может быть, неужели в самом деле стреляли? Как это он сам не заметил. На самом деле он был признателен Валери за помощь, потому только чуть склонил голову, будто извиняясь за такое зрелище.
- Некоторые тириосцы очень приветливы и радушны. Но переживать и правда не за что.
Веланкур не дернулся, когда холодная влажная ткань коснулась открытой раны, хотя насчет "щипать" мадам явно преуменьшала. Он не мог позволить себе показать слабость. Вместо этого он сосредоточился на разговоре.
- Эти господа предложили мне сделку, обсуждать детали которой мы должны сегодня вечером в вашем заведении, - вкрадчивым полушепотом поведал граф. - Похоже, у Оперного театра есть какие-то проблемы? - он внимательно наблюдал за реакцией собеседницы. Постойте, в ее заведении, она сказала? Честно признаться, сейчас Валери совсем не была похожа на ту властную и замкнутую особу, которой представилась в игорном доме. Она больше всего походила на...
Вероятно, что-то слишком сильно изменилось в лице молодого человека, потому что женщина отшатнулась, как ошпаренная, глядя на него дикими глазами. Даниэль и сам чувствовал себя не лучше. Это невозможно. Но лицо девочки из прошлого так ясно встало перед глазами, будто они виделись только вчера, а не тринадцать лет назад. Потом до него дошло, что именно заставило знакомую отшатнуться. Взгляд невольно скользнул к невидимому шраму у локтя, Дани охватила легкая паника. Мадам Ботьен. Валери. Она узнала его. Они были очень близки когда-то, но теперь он иностранный шпион, а она чья-то жена - вот и все, что известно. Граф никак не ожидал встретить здесь кого-то, знакомого еще с месье Келети, и немного растерялся, просто глядя на собеседницу. Объясняться с ней? А может быть (хорошо бы) он все-таки ошибся, и это вовсе не та Валери. В любом случае, не следует пока подавать вида...
Гастон поднялся на нги, очень правдоподобно изобразив на лице беспокойство.
- Что с вами, мадам? Вам нехорошо? Я могу чем-то помочь?

+2

10

- Очень увлекательное у Вас хобби, конечно же, я совершенно не против, записывайте. Возможно именно благодаря Вам эта легенда будет передана в следующие поколения, - Валери слегка кивнула графу в ответ.
- Будьте осторожны, Ваша Светлость, сейчас Тириос переживает смутное время, как и весь Нор, - ответила Валери Гастону, - Насчёт театра я ничего не могу Вам рассказать, увы, я в последнее время очень редкий гость в этом храме искусства. В начале следующего месяца я буду там с визитом к директору Бертолю. Хочу помочь одной талантливой подопечной осуществить свою мечту, - добавила баронесса и слегка улыбнулась, - Вы бы слышали, как она поет. К тому же, она прекрасный автор. Истинное дарование.
Жизнь измеряется не количеством сделанных вдохов, а количеством счастливых моментов. Моментами, что навсегда оставили отпечаток в сознании человека, и что бы не происходило в будущем, ничто уже не сможет заставить тебя забыть о том, что дороже всего для твоего сердца. Пусть, со временем воспоминания меркнут, пусть размытыми становятся силуэты людей, но то чувство, что ты испытывал в моменты счастья - оно нерушимо. Была ли это злая шутка судьбы? Возможно, Валери считала именно так. Более десяти лет стараться забыть то, чему никогда не было суждено сбыться, стараться простить человека, который не сдержал своего обещания. "Я всегда буду защищать тебя" - фраза, которая словно гром среди ясного неба прозвучала в голове. Практически полностью размытое налетом времени лицо давнего друга чётко и ясно предстало перед глазами. Сердце словно пыталось выпрыгнуть из груди. Баронесса жадно вдыхала воздух, которого резко стало не хватать. Нет, нет, нет, этого не может быть, почему сейчас? За что он так со мной поступает? Женщина соскочила с бортика фонтана и отошла от мужчины.
- Всё в порядке, простите меня, - всего и смогла пролепетать Валери.
Несколько минут девушка стояла в стороне. В ней сейчас бушевала такая буря эмоций, что передать этого простыми словами совершенно невозможно. Несколько раз Валери делала попытку приблизиться к молодому человеку, но какая-то невидимая сила заставляла вновь отойти. Баронесса прикрыла рот ладонями. По телу пробежали мурашки. Гастон? Неужели она ошиблась и приняла за своего друга просто похожего мужчину? Но шрам, это не может быть просто совпадением! Наконец взяв себя в руки, девушка выдохнула и подошла к мужчине практически вплотную.
- Откуда у Вас шрам? Тот, что немного выше локтя? - довольно настойчиво поинтересовалась баронесса пристально глядя в глаза графа. Нет, сомнений больше нет. Этот взгляд невозможно перепутать. Эти голубые глаза, эти до боли знакомые искорки в них.
- Даниэль, - едва слышно сорвалось имя с уст Валери. Девушка не могла заставить себя отвести взгляд. Все границы, все рамки, в которые было принято заковывать себя представителям дворянства сейчас были не более, чем пыль, которую уносил ветер оживших воспоминаний. Как бы ей сейчас хотелось ошибаться. Зачем ворошить то, что давно прошло? Очередное испытание на пути баронессы. Неужели в своей жизни ей пришлось мало страдать? Смешанные чувства переполняли девушку. Хотелось смеяться, хотелось плакать, хотелось кричать. Когда в твоей жизни всё начинает налаживаться, когда ты уже знаешь, кому пренадлежит твоё сердце без остатка, когда ты довольно крепко стоишь на ногах и постоянно, изо дня в день боришься за место под солнцем - тебя словно рыбу вытаскивают из воды и наблюдают, как же ты выкрутишься. Именно так себя сейчас чувствовала девушка. О, как это жестоко...

+2


Вы здесь » Интриги: сплетение судеб » Личные эпизоды » Легенды старого города. 23.03.3652г.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC