Интриги: сплетение судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Интриги: сплетение судеб » Национальная Опера » Правда об Опере. 24.03.3652г.


Правда об Опере. 24.03.3652г.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

● Название эпизода:
● Время действия: 24 марта 3652 год, ~ 15:00
● Место действия: коридоры Национальной Оперы
● Участники: Элен Фармен, Гастон Веланкур
● Краткое описание: влиятельные аристократы, знакомые с тяжелым материальным положением главного оперного театра столицы, устроили встречу директора с богатым новичком в высшем свете, недавно вернувшимся на родину графом Гастоном Веланкуром. Молодой человек искренне любит театр, к тому же, преследует свои, одному только ему известные цели, поэтому предложение стать новым спонсором Оперы очень заинтересовало его. Однако, прежде, чем принять окончательное решение, граф захотел взглянуть на возможное подопечное заведение своими глазами, изнутри, узнать побольше о нем.
Час назначенной встречи подошел, а в театре мсье Велакнур вместо директора встречает только юная балерина. Шпион не может не воспользоваться ситуацией и решает узнать у девушки тонкости, о которых наверняка не скажет директор...

! Согласие на вмешательство мастера: да

+1

2

День выдался неудачным, мама ее заставила повторять одно, и тоже движение, несколько раз. Элен плохо довались сложное па и повыше нона у нее не поднималась, как девушка не старалась. Она и сама этого не понимала, но зная хорошо свою маму Элен, старалась половину дня. Мысли ее были далеко от тренировки, которая ее сейчас успела немного поднадоесть. Все мысли ее были сосредоточены на разговорах слухах о некем призраке, который владел полностью ее воображением. Девушка мечтала его увидеть, но иногда понимала, что это странно и может плохо закончиться, но все равно, упорно надеялась на встречу с ним. Когда все-таки тренировка закончилась Элен собравшись, ушла в гримерку, где она с девушками делит ее. Она хотела увидеть и поговорить со своей лучшей подругой Лорель. Но сегодня ее в гримерке не было, Элен не знала где она, может быть. Не торопясь девушка под водой стала смывать усталость. Все-таки струи холодной воды придавали ей умиротворение и расслабленность. Посмотревшись в зеркало Элен, всматривалась в свое отражение. Симпатичная девушка, вечно где-то летающая в облаках и балерина. Ей нравилось ею быть. Но все равно ей постоянно кажется, что призрак где-то рядом и строго наблюдает за ними. Элен, конечно, считала это все плодом своего воображения, но все говорит само за себя. Вздохнув, она закрыла кран, повернув вентиль, промокнула лицо, и руки  салфеткой выкинула их в ведро. Встала и решила найти Лорель и поговорить с ней хоть о чем-то пока она совсем не сошла с ума. Открыв дверь гримерки, Элен вышла в коридор. Зачем она постоянно думает о том, о чем стоит думать. Коридор был в ковре почти протоптанным за много лет. Элен топала тихо, и  в тоже время,  мягко и шла, грациозно держа прямо спину. Если стоило было ей ее согнуть, тут же линейкой мама ее била по спине, чтобы не сутулилась. По бокам стен, висели разные картины актеров, кто здесь выступал до нее и тех, кто есть сейчас. Взглядом девушка рассматривала их, как будто смотрит на них, как в первый раз. Каждый раз, у нее по телу, бежали мурашки, и ей хотелось, стоять их и рассматривать.

Отредактировано Элен Фармен (07.06.2015 23:41)

+1

3

Это было совершенно новое, неизведанное доселе чувство. Неделя как приехал в столицу, и уже умудрился стать спонсором самого известного театра! Геллерту бы это понравилось. Он тоже любит неожиданные ходы. Хотя Гастон не дал еще окончательного ответа, по правде говоря, он ни минуты не сомневался, когда услышал, что знаменитая Тириосская Опера нуждается в спонсоре. Кто бы мог подумать, что за этой поистине королевской пышностью скрываются серьезные проблемы с деньгами. Директор при встрече пускал пыль в глаза и ни словом не обмолвился о трудностях, поставивших театр под угрозу закрытия. Это были только слухи, но, вероятно, окажись они далеки от истины, месье Бертоль не стал бы искать поддержки у человека, едва прибывшего в город и совсем чужого в высшем обществе. В любом случае, Гастон хотел увидеть все собственными глазами. Взять под опеку театр это жест, достойный внимания титулованных господ, но было бы подозрительно согласиться тут же, не думая. Именно поэтому граф договорился сегодня о встрече с директором, чтобы посмотреть и послушать все на месте, и тогда уже принять решение.
Теперь он неторопливо шагал по коридорам Оперы, не без восхищения оглядываясь по сторонам. Гостю уже случилось побывать здесь на представлении и, не кривя душой, он остался в восторге. Сегодня же путь лежал в другую сторону. Гастону, конечно, объяснили, как найти служебный вход театра, вот только там его никто не встретил, и кабинет администрации приходилось искать самому. Его светлость хмурился: огромное здание словно вымерло, а ведь сейчас был разгар дня, и Дани полагал, что жизнь здесь должна кипеть. Однако, не смотря ни на что, отказываться от идеи он не собирался. Слишком уж она была хороша.
Наконец в одном из коридоров месье Веланкур заметил живую душу. Светловолосая девушка неспешно брела, разглядывая картины на стенах. Граф тоже покосился на них, но сейчас было не до любования искусством. Он уверенной походкой направился к незнакомке.
- Мадемуазель, добрый день. Вы не могли бы оказать мне услугу и проводить к кабинету директора? У меня назначена встреча, но, кажется, о ней все забыли.

+1

4

Странность для девушки, которая живет в театре смотреть на эти картины каждый раз, как только она выходит в коридор. Казалось, что может быть в них такого, что можно задержать дыхание и снова и снова смотреть на них. Внутри нее разгоралось что-то только ей одной непонятное. Мама всегда удивлялась тому, как Элен не отводит от картин взгляда. В них было что-то обычное, но в тоже время от них веяло какой-то особой тайной. Пальцами, проводя по ним, девушка улыбалась чему-то, о чем знает только она одна. Элен не заметила, что сзади к ней кто-то подошел. Она опустила руку и обернулась уже на голос, который ее немного напугал. Она дернулась слегка, и обернулась. Перед собой она увидела молодого человека, весьма симпатичного, она просто здесь его ведёт в первый раз. Странно обычно сюда никто из посторонних не входит Элен стало довольно интересно.
-Добрый день месье. Вам чем-то помочь? Да конечно. Странно обычно месье Бертоль никогда ничего не забывает. Пойдемте, я вас провожу месье.  Могу я узнать, как вас зовут? Элен понимала, может это бестактно так говорить с человеком, которого впервые видишь таким вот тоном. Но когда любопытство пересиливает, то именно такой тон включается у Элен. Жестам, показав молодому человеку следовать за ней, она  направилась в обратном направлении, откуда она и уходила к кабинету директора.

Отредактировано Элен Фармен (07.06.2015 23:53)

+1

5

- Видимо, этот раз стал для него исключением. Во всяком случае, я полагал, что меня встретят, а не заставят самостоятельно искать выход из вашего лабиринта. Или это такая проверка на прочность?
Гастон усмехнулся, направляясь вслед за девушкой. На подобные темы, конечно, следовало разговаривать не с ней, а с директором, и граф непременно не упустит возможности высказать свое недовольство. Экскурсия по театральным коридорам весьма увлекательна, но, кажется, это месье Бертолю нужен был спонсор, и он должен был постараться, чтобы претендент на эту роль не разочаровался. По сути, Гастон сейчас имел полное право развернуться и уйти, но ему и самому выгодно было остаться. Он шел рядом с блондинкой, примеряясь к ее шагу и изредка посматривая сверху вниз. Взгляд цеплялся за идеально прямую осанку, легкую, явно отточенную годами походку. Наверное, одна из балерин. Даниэль никогда не был охотником до развлечений с юными танцовщицами, но не мог не отметить, что девушка выглядела весьма симпатичной.
- Полагаю, представить меня тоже должен был директор. Но поскольку вы любезно согласились помочь мне - граф Гастон Веланкур, к вашим услугам, - он, не останавливаясь, изобразил легкий поклон. Внезапно в голову Даниэля пришла очень интересная мысль. От кого же еще можно узнать все нюансы театральной жизни, как не от прямой ее участницы? Месье Бертоль наверняка снова многое утаит, а юную особу разговорить куда как проще. - Послушайте! - он даже сбавил шаг, заинтересованно глядя на спутницу. - Раз уж все так сложилось, может быть, вы расскажете мне немного, что тут у вас происходит, проведете небольшую экскурсию? Дело в том, что мне предложили взять ваш театр под опеку, но прежде всего мне хотелось бы самому увидеть, что к чему.

+1

6

Она ощущала, как молодой человек шел за ней попятам. Элен ощущала его спиной, конечно вопрос он задал нормальный, но ответить на него девушка ему точно не могла. Она шла, вперед, как будто танцуя, и при этом держала осанку, потому что чуть стоит ссутулиться, ей сразу вспоминалась мамина линейка. Оборачиваться Элен даже не думала, ее мысли были далеко от молодого человека, ей не терпелось найти Лорель. Когда он представился Элен, она слегка улыбнулась и повернулась к нему, в профиль. Смотря на него и, пытаясь понять, что он от нее хочет узнать. Ей хотелось с ним общаться.
-Меня месье зовут Элен Формен я балерина в опере. Не понятно одно, как этот граф будет реагировать на нее, она не из тех девушек, с кем он всегда привык иметь дело. Она танцовщица, а таких, как она, всегда презирают, и считают куртизанками. Удивилась некоторым вопросам и приостановилась, идя равным шагом, как и он сам.
-У нас вроде ничего необычного. Хотя может вам это покажется странным, но у нас в опере есть призрак. Все очень странно. Месье Веланкур он подкидывает различные визитки. Неожиданно в театре пропадает свет. Кто-то режет пуанты. Да многое чего. Вы уверены, что вам нужен наш театр?

+1

7

- Приятно познакомиться, мадемуазель. Признаться, прежде мне не доводилось так близко общаться с балеринами. Я недавно в столице, мне посчастливилось на днях побывать на представлении вашего театра и, без преувеличений, оно привело меня в восторг. Поэтому позвольте выразить свое восхищение всем участникам спектакля в вашем лице, - граф чуть склонил голову, искоса наблюдая за девушкой. Останавливаться они оба даже не думали, а проявлять вежливость на ходу несколько затруднительно. -  Это действительно было великолепно. Хотя, думаю, у меня еще будет возможность сказать об этом свей труппе - если, конечно, месье Бертоль не передумал насчет нашего договора.
Гастон улыбнулся, хотя на самом деле больше хотелось хмуриться и скрипеть зубами. Он чувствовал себя глупо. Купился на такое лестное предложение, примчался, отложив свои дела, и что же он застает? Ни-че-го. Люди, которые познакомили его сиятельство с директором Национальной Оперы, утверждали, будто Бернар человек честный и обязательный, да и на самого графа он вначале произвел благоприятное впечатление. Но сегодняшний прием, точнее, полное отсутствие такового, весьма ощутимо задевало. Остается только надеяться, что у месье Бертоля действительно важные дела, которые требуют и участия всех его подчиненных и поэтому могут оправдать невежливость по отношению к возможному спонсору. Или же театр резко перестал нуждаться в деньгах? Разочарование Веланкура скрашивало только одно: приятное и, возможно, весьма познавательное знакомство.
Граф удивленно посмотрел на девушку, когда она упомянула о непонятных происшествиях в театре. Сперва ему показалось, что он ослышался. Мадемуазель Фармен винила во всем... призрака? То есть, бестелесный дух человека, по каким-то причинам не отправившийся после смерти туда, куда ему было положено, а оставшийся на земле?
При всем своем мистическом воспитании, Даниэль никогда не верил в привидений. Ведь любому образованному человеку ясно, что дух не может существовать без тела, это противоречит всем законам природы. Следовательно, привидения, духи - не более, чем сказки для неразумных детей, и верить в них в сознательном возрасте попросту глупо. Хотя что взять с юных впечатлительных барышень, обитающих в театре?
- Должно быть, этот призрак настоящий шутник, - улыбнулся Гастон. - В таком случае, я еще больше хочу взять ваш театр под опеку, чтобы встретиться с ним лично и объяснить, что так вести себя нельзя.
Он говорил шутливым тоном, на мысли были как нельзя серьезны. Похоже, здесь сложности не только с деньгами, но и со внутренней организацией. Кто-то нарочно вредит труппе, или в театрах так и должно быть? Дани не знал ответа на этот вопрос. Он искренне любил театры, но никогда не вдавался в их закулисную жизнь, у него никогда не было повода. И теперь стоило задуматься, действительно ли ему нужно такое счастье? С другой стороны, интересно было узнать, как тут все происходит на самом деле. Побывать на репетиции, может быть, пройтись по артистическим комнатам. Конечно, не за тем, зачем обычно туда ходят мужчины, а из любопытства, увидеть актеров и балерин в естественных для них условиях. Граф чувствовал, что это только укрепило бы его любовь к искусству. Вот только проблемы...
- Что же еще вытворяет ваш призрак и как относится к этому дирекция?

+3

8

Среди коридоров, идти было интересно, ей каждый вздох давал знать, что все куда-то исчезает, и ей кажется, что все совсем становится другим. Стоит лишь, закрыть глаза, и Элен, куда-то проваливалась. До нее, слова месье, почти не доходили, ей каждый миг все кажется, скоро все исчезнет.  Она боится, что призрак, может что-то сделать, не дать месье, прийти и поговорить с директором оперы. Элен слышит скрытый от всех шум и резко оборачивается, и ей кажется, что там кто-то есть. Взгляд девушки пристальный, и пытается понять, кто или что там. Но ничего нет, только коридор, который тянется бесконечно, далеко. Элен вздрогнула, ведь она совсем забыла о том, что рядом с ней молодой человек, и он ей о чем-то говорит. Она никак не может забыть, холодок, что пробежался по ее телу, мурашки, что за ними следят, не возможно было, отделаться от этого ощущения. Еще раз посмотрел вдаль, Элен обняла себя за плечи и посмотрела на месье Веланкур. Ведь, он мог подумать, что она сошла с ума, и то, что возможно то, что она рассказала, он может посчитать шуткой. Именно этого и можно было бояться. Но может, он не такой как ей кажется. Взгляд девушки, был насторожен, ведь она своим языком могла рассказать то, что месье и не должен знать. Но почему-то, ей подсказывало, что ему можно доверять, что он не станет насмехаться над Элен. Она постаралась, не думать, о том, что недавно девушка увидела. Но наяву это было, или это просто ее страхи, или видения чего-то ей непонятного. Девушка постаралась улыбнуться, как будто она ничего сейчас ничего не говорила, ему про призрака. Но нервное подергивание пальцев девушки, говорило о том, что она еще не успокоилась, после того, что она увидела вдали коридора, но говорить месье девушка не собиралась. Она конец слов успела расслышать, и слабо придала своему лицу внешне спокойную улыбку.
-Спасибо, за ваш комплимент месье Веланкур. Мне кончено, приятного его слышать. Элен, как и учила ее мама, слегка присела в реверансе. Разогнувшись, на щеки Элен снова вернулась краска, она даже не замечала что до сих пор, была бледна. Все-таки вспомнив, для чего они здесь, девушка потупила глаза, она не имеет никакого права так смотреть на месье. Она не из благородных леди. Но все-таки, он ее ведь спрашивает, она отвечает ему, потупив свой взгляд. Ведь это считается, не очень то хорошим тоном. Но ведь, она не сразу слушает, свой внутренний голос.
-Это не так месье, зря вы так шутите. Но вы же не знает все что происходит, вы все переводите в шутку. Извините, за мой дерзкий тон, просто я говорю то, что на самом деле. Месье Бертоль, он... Когда девушка поняла, что не должна обсуждать директора с этим месье, но она и так рассказала ему довольно много из того, что не должна была ему говорить
-Ничего, месье, считайте, я вам ничего не говорила. Пойдемте, я думаю, месье Бертоль вас уже ожидает. Незримо, она осязала чей-то взгляд, он пронзал ей спину. Девушка старалась больше не оборачиваться, ее сердце сильно стучало.

+1

9

Гастон не мог не заметить нервозности собеседницы. Только что увлеченно рассказывала о таинственных проделках, и вдруг вздрогнула, обернулась резко, будто в самом деле увидела там привидение. Граф машинально тоже обернулся назад, но коридор за их спинами был так же пуст, как и впереди. Это вселяло некоторое беспокойство: на неискушенный взгляд иностранного гостя, в театре должна кипеть жизнь, особенно в преддверии премьеры, которая, как ему по секрету сказали, планируется на начало апреля. Разве не нужно к ней готовиться? Или дела Оперы настолько плохи, что тут никого уже не осталось? Нет, он ведь видел яркое представление своими глазами. А может быть, весь народ сейчас как раз на репетициях, только одна маленькая пташка по какой-то причине задержалась? И сама напугала себя до дрожи. Ох уж эти впечатлительные юные особы, в каждом шорохе готовые видеть чудовище. Улыбка графа вышла с оттенком снисходительности, однако, голос звучал учтиво, без насмешки, ведь он не хотел обидеть Элен.
- Что с вами, мадемуазель? Не беспокойтесь, там никого нет. Вам, вероятно, просто показалось, - он для верности еще раз обернулся, а затем адресовал спутнице дружелюбную улыбку. - Вы правы, я ничего не знаю о том, что здесь происходит. Но буду знать, если вы расскажете. Неужели этот призрак настолько страшен?
Сначала Даниэль подумал, что это местный жаргон, собирательный образ неприятностей, случающихся в театре. Но балерина, кажется, была всерьез напугана, она даже побледнела, обхватила себя за плечи, будто замерзла. Все это вызывало в душе молодого человека противоречивые эмоции от раздражения до желания успокоить, но он предпочитал держать нейтральную позицию. В любом случае спорить с чужими предрассудками дело неблагодарное. Люди верят в то, во что хотят верить. Дани вспомнил увешанные связками чеснока домики горных деревушек в родном Даруме и мысленно усмехнулся. Их страх перед детьми ночи тоже кажется иностранцам дикостью, так почему бы кому-то не верить в привидений. Вопрос лишь в том, что на самом деле стоит за этой верой.
А вот оговорка мадемуазель Фармен весьма заинтересовала его сиятельство. Он посмотрел на девушку, удивленно выгнув брови. Что это, директор третирует подчиненных, запрещая даже словом обмолвиться о нем? Все интереснее и интереснее. А при встрече он произвел благоприятное впечатление. На этом месте следовало бы в очередной раз задуматься, действительно ли месье Веланкур хочет стать спонсором именно этого театра, в котором творится непонятно что. С другой стороны, граф с самого приезда в Тириос оказался вовлечен в это самое непонятно что и, похоже, надежно впутался в дела города. Не стоит нарушать традицию, тем более, что это приключение ничуть не хуже других.
Гастона так и подмывало спросить, что именно  недоговаривает собеседница насчет месье Бертоля. Но, возможно, это вынудило бы ее нарушить принципы. А значит, придется довольствоваться малым.
- А скажите мне, мадемуазель Фармен, у вас ведь сейчас идут какие-то репетиции?

+1

10

Каждый ее шаг давался с трудом, каждая из картин, ей казалось, смотрели на нее как-то странно. Ей казалось, что сейчас меняется все. Каждая стена, как картина, висящая на ней, манит к себе. Но каждый взгляд на них и голова слегка кружится. Но ведь это все не должно быть именно таким, даже на один миг, ей казалось, что она одна, и месье что идет рядом с ней, ее совсем не слышит, и что мысли сейчас ее далеки от того, что происходит. Элен ощущала, что ей спину пронзают взгляды всех присутствующих портретов на картинах. Она не понимала, что она делает не так, но дрожь говорила ей об обратном. Элен подумала о том, что сказала бы ей мама, о  том, что она ощущает. Она бы ей сказала, что это просто ее сказки, или все-таки ее воображение в ней разыгралось. Но вот месье, ей даже понравился, но она не может понять, если он выкупит оперу, что будет с ней, и ее матерью? Ему ведь, может, не понравится то, что они живут в опере. Но может, он не такой как директор, вот он ей точно не нравился, но все равно, они с мамой здесь. Элен, не знала что думать, но все-таки украдкой, посмотрела на месье Веланкура, он ей нравился, и спорить ей не с кем было. Но, ведь она сама понимает, что ничего не может, между ними быть, он месье из знатного общества, а она просто балерина, тех, кого презирают и считают, куртизанками. Но ведь это все неправда, она не такая, и те с кем, она общается. Лорель она такая хорошая, и самая лучшая моя подруга. Но ведь, наверное, не стоит думать о плохом, надо жить настоящим, и смотреть вперед, и не опускать руки, как мама ей иногда говорит, ведь больше всего, в наших руках, изменить то, что невозможно сделать нам
-Ничего страшного, месье Веланкур, просто прохладно стало. Месье он не страшен, но многое происходит в опере. Понимаете месье Бертоль, он делает вид, что ничего не происходит, но ведь выступления постоянно срываются. И знаете... Она остановилась, и подошла поближе к месье Веланкуру. Она понимала, что не стоит многое говорить, но она должна. Ведь, он должен знать, что он хочет приобрести, но разум ей говорит, не делать, всего, что она скажет ему.
-три дня назад, здесь нашли убитым, одного из служителей оперы, месье Монетт. Его убил призрак, он многое говорил. Однако она и сама вспомнила про то, что она и сама много говорит. Шорох за спиной, заставил ее вскрикнуть и резко обернуться. Элен мельком заметила тень, которая быстро исчезла за углом. Девушка в испуге, медленно стала отходить спиной, пока она ею,  не ощутила стену. Рот слегка приоткрылся, страх мелькал в ее глазах, она знала, что сказала слишком многое, что месье Веланкур не должен был знать. Руки слегка дрожали, она стояла, и ее глаза сейчас продолжали смотреть в пустоту коридора, который на нее давил со всех сторон. Она знала, что призрак здесь находится сейчас, и он слышал, все, что она сказала месье, и она боялась, что может с ней что-то произойти, ведь месье Монетт не первый человек, который погиб или умер при весьма непонятных обстоятельствах. Но голос месье до нее доносился откуда-то издалека, но вдохнув несколько раз, чтобы постараться успокоится, Элен подняла взгляд на месье Веланкура
-Нет, нет... дрожащим голосом произнесла Элен. -Сейчас, репетиции закончились, и... я просто гуляю. Глаза Элен были все еще испуганными, но девушка старалась как-то успокоиться, но ее сердечко, все еще стучало громко.

+2

11

Коридоры казались бесконечными. Сколько Гастон уже здесь бродит, а они все еще не кончаются, и ни одной живой души вокруг, кроме юной балерины, которая сама больше похожа на призрачное видение, чем на реальность. Определенно, в этом здании есть что-то мистическое: снаружи оно не выглядело таким огромным. Остается только удивляться, как работники театра не блуждают в хитросплетении проходов и коридоров, но они-то, наверное, давно уже выучили их наизусть. Граф краем глаза ненавязчиво наблюдал за своей спутницей, пытаясь разгадать, что же скрывается за ее словами. В голову вдруг пришла мысль о розыгрыше, который, кстати, мог быть подстроен самим директором, чтобы выяснить, что представляет из себя возможный спонсор, не сбежит ли при малейших трудностях. Глупая идея, коли так – он ведь может и обидеться на подобный прием, и тогда месье Бертоль останется ни с чем. Однако, если девушка и разыгрывала собеседника, рассказывая ему небылицы о призраке, то делала это очень искусно. Она затравлено озиралась по сторонам, неподдельно вздрагивая от каждого шороха, и все еще была бледна. С таким талантом быть бы ей великой актрисой, или же… она вовсе не притворяется, а действительно верит в привидение. Немыслимо. Неужели это хрупкое создание так и живет в постоянном страхе, каждую минуту ожидая, что из стены появится прозрачный силуэт? Так ведь и с ума сойти недолго. А остальные, неужели они ничего не замечают или тоже дрожат от ужаса при любом самом малейшем происшествии? Хотелось бы знать, кто этот делец, внушивший доверчивым артистам мысли о призраке и занимающийся вредительством под их прикрытием. Для чего ему это? А директор, значит, делает вид, что ничего не происходит. Занятно. Понятно, кажется, почему от них сбежал предыдущий спонсор.
- Что вы говорите, он срывает выступления? Но мне казалось, ваш театр уверенно держится на плаву: яркие афиши повсюду, очереди в кассу. Мне с трудом удалось приобрести билет, поскольку все места были уже заняты. Что же именно происходит, вы можете мне рассказать?
Гастон все еще не понимал, как именно ему относиться к этому разговору. Ясно лишь одно: привидений не существует, значит, это либо чьи-то выдумки, либо нелепые суеверия, подпитываемые чередой случайностей. Но то, что он услышал, совершенно не понравилось молодому человеку.
- Убийство? Мне ничего не говорили об этом, - граф нахмурился, тоже остановившись, посмотрел на балерину, а в следующую секунду вздрогнул от ее крика. Тень мелькнула в конце коридора, но месье Веланкур, конечно же, не был склонен списывать ее на проделки несуществующего духа. Он снова взглянул на Элен: на лице той отпечатался неподдельный ужас, она дрожала, прижавшись спиной к стене. О, великое небо, это просто невозможно. Неужели дирекции совсем нет дела до душевного здоровья своих подопечных? Хотя, если учесть все то, что у них здесь творится…
- Мадемуазель, прошу вас, успокойтесь, - мягко произнес Гастон, умело скрывая досаду. Где-то в потаенных уголках души возникло неосознанное желание убедить балерину в беспочвенности ее страхов. Кажется, улыбка пошла бы ей гораздо больше. Но этот странный порыв мелькнул и пропал, оставив молодых людей наедине с реальностью. И эта реальность производила не самое лучшее впечатление. – Успокойтесь, все хорошо. Это всего лишь прошел кто-то из ваших же работников. Но скажите, вы обращались в полицию по поводу убийства? У них есть какие-то предположения о подозреваемом?
Убийство в театре, где накал страстей безмерно велик, не странно само по себе, но для дарумца, трепетно относящегося к искусству, оно почти приравнивалось к святотатству. Тем сильнее росло его неумение от того, что Бернар Бертоль закрывает на происходящее глаза. А может быть, Веланкур по ошибке попал не в театр, а в сумасшедший дом, где пациенты почему-то разгуливают без присмотра?

+2

12

Бернар Бертоль
http://savepic.ru/7286573.png


Месье Бернар был важной птицей в кругах, связанных с искусством, но даже ему иногда свойственно волнение, особенно когда речь касается любимого театра. Он - духовный покровитель для каждого из работников от портного и костюмера до балерины или оперного певца. Господин Бертоль не думал вмешиваться в жизнь сотрудников, да и не имел привычку входить в зал репетиций без предварительного предупреждения. "Пусть себе готовятся и время от времени предоставляют важные сведения о стадиях готовности к премьере. Мне важен не их путь, а, непосредственно, результат." У директора Тириосской Национальной Оперы на сегодня были дела поважнее, стало быть., необходимо подготовиться.
Мужчина в честь торжественной встречи с  будущим спонсором месье Веланкуром надел свой праздничный фрачный костюм. Если обычно Бертоль позволял себе более свободную версию одежду с родни расстегнутой верхней пуговице на блузе, то сегодня подобная роскошь была недопустима. За полчаса до назначенного времени он уже заходил в  свой кабинет, весь при параде, руки в белоснежных перчатках сжимали драгоценные бумаги, которые необходимо подписать в кратчайший срок будущему спонсору оперного театра. Некогда не имеющий титула, теперь мсье чувствовал себя начальником королевской гвардии, лично встречающим высокого посла с ближнего (и не очень) зарубежья. Все было хорошо, покуда директор Оперы не бросил взгляд на свой стол. Бернар приучил себя прятать все свои бумаги под замком после окончания рабочего дня, либо  при требовании на довольно продолжительное время покинуть свой кабинет, так что стол должен был остаться девственно чистым (возможно, за исключением пары пылинок - уж очень организует периодическое явление Призрака), но сегодня на столешнице из красного дерева белел какой-то конверт. Месье Бертолю было предельно ясно уже сейчас, от него вновь что-то хотят, и с этим бороться слишком сложно.
Аккуратно положив новую кипу принесенный бумаг на стул в углу помещения, он медленно приблизился к столу. Все как обычно: слегка пожелтевшая от времени бумага со слегка коричневатым оттенком, посреди конверта - красная печать из красного воска, изображение - личный символ Призрака, его личная "подпись", как всегда четкая и аккуратная. Воск был объемным и представлял себя изображение, отпечатанное с помощью кулона или перстня, принадлежавшего самому Призраку. Эта печать - всегда такая круглая и ровная, словно ее равняют по монете при помощи каких-то инструментов, подвластных мастерству ювелира. Мужчина вскрывает конверт, присаживается спиной к окну в свое любимое кресло и, опираясь локтями на стол, начинает читать тот самый почерк, каждую закорючку которого Бернар выучил уже наизусть. Бумага конверта служит и листом-сообщением.
"На ближайшей премьере необходимо назначить ведущей актрисой хористку и наследницу великого композитора, мадмуазель Лорель Аделис." - вот о чем гласило повествование, в кратких чертах. Язык незримого собеседника всегда был высоким и официальным, а его требования - жесткими и неоспоримыми. Месье Бертоль схватился за голову. Юную хористку назначить на главную роль, но кто она? Начинающее дарование, возможно, но уж точно не любимец публики. Зачастую лица хористок, танцовщиц зрители даже не узнают, хоть и любуются изящными движениями, либо переливом чудесных голосов, дополняющих инструментальную музыку с лихвой. "Куда Джеммину? Что устоит в театре эта взрывная женщина, когда узнает об этом..? И с какой стати идти против толпы? Мы ведь целые спектакли строим ради высоких гостей." И главное, почему Призрак требовал видеть в главных ролях именно Лорель - Не Викторию и даже не дочь прима-балерины Элен Фармен. Все это многое другое не укладывалось в голове директора. Сердце начало в  какой-то момент неумолимо болеть, мсье Бертоль уже давно не смел сопротивляться Призраку - расплата слишком велика, его сознание временно помутилось, мужчина начал терять ход мысли...
Он очнулся спустя некоторое время, в голове по-прежнему стоял туман. Увидев раскрытое письмо на столе с "фирменной печатью", мужчина кремнием извлек искру, тем самым зажег свечу. С подоконника за шторой он взял небольшую, но глубокую жестяную чашу, куда обычно складывал обугленные лучины, переставил ее на стол. Господин Бертоль межденно поднес к пламени  свечи письмо, отчего воск с печати начал стекать по бумаге, красный ручеек парафина ловил каждый изгиб письма с его обратной стороны. Еще одно касание с огнем - и бумага объята огнем. Так мужчина всегда избавлялся от посланий этого адресата. Наблюдая за огнем, постепенно Бернар вспоминал факт за фактом и от того приходил в тихий ужас, в самую пору было бы начинать вырвать волосы на своей голове. Призрак, замена  состава актеров на ближайшую премьеру, и спонсор. - Осознание последнего безжалостно вырывало почву из-под ног. Директор Тириосской национальной оперы одернул фрак, повернулся к окну - к счастью, вид из кабинета выходил вровень на башню с часами. Тут уж было не до прихорашивания. Мгновенно покрывшись потом, господин Бертоль, наспех схватив часть необходимых документов, толкнул тяжелую дверь и буквально вывалился из кабинета с мыслью о том, что мсье Веланкур мог "от такого приема" развернуться и уйти прочь, обратно по своим делам, и это было бы его полное право, но обеспокоенность Бернара родимой Оперой заставляла его не сидеть сложа руки.
К счастью то было или нет, но, покидая свой кабинет, мужчина едва не врезался в спонсора и теперь стоял в сантиметре от него. Ступор, неловкое молчание. Они здесь не вдвоем, а мадмуазель Фармен отчего-то спиной прижимается к каменной холодной стене, словно парой секунд ранее повстречалось лично с господином Призраком, от которого возникают загадочные послания с просьбой поставить "именно эти произведения". Судя по происходящему, было не совсем ясно, успела ли молоденькая танцовщица рассказать сеньору Гастону что-либо. Отступив на пару щагов назад, директор театра кивнул высокопоставленному гостю в знак уважения к его персоне: - Добро пожаловать в Тириосскую Национальную Оперу, ваше сиятельство. - Последовала сдержанная улыбка. Бертоль прекрасно понимал, что задержка могла фатально сказаться на желании месье Веланкура стать спонсором. Первостепенная задача -  убедить гостя в том, что брать Оперу под свое крыло графу просто необходимо. - Прошу прощения за вынужденную задержку, - объяснять причины опоздания глупо, да и не должны оправдания звучать из уст директора - ему, в конце-концов, позволительно. Бернар сверкнул глазами на Элен с мысленным призывом "Не пора ли вам, мадмуазель, отправляться по своим делам?" Месье Бертоль ненавязчиво развернулся в пол оборота, жестом приглашая гостя пройтись вдоль роскошных картин к фойе, где находились колонны вилезийских мастеров, высокие окна-арки с декоративными вставками "под витраж" на закругленной части, а так же лавки с изогнутыми  мраморными ножками, обтянутые красным бархатом. В подобной роскоши любой король, должно быть, чувствовал бы себя как дома. - Я всегда подмечал, что народ театральный весьма раним. Отрепетируют себе какую-нибудь легенду и вживутся в образ настолько, что потом еще долго верят. Для них спектакли - вторая жизнь, не менее важная, чем реальность. Такие молоденькие деятели сцены сначала сыграют, после чего начинают щебетать о глупом и шарахаются от каждого звука. Вы уж простите дитя, она не должна была вмешиваться. Но после подобного я настоятельно советую вам посетить одну из наших репетиций - возможно, генеральную. Я дам вам знать, когда она состоится, там вы воотчую сможете наблюдать профессионализм наших кадров.


Отредактировано Провидец (16.06.2015 03:01)

0

13

Наверное, за сегодняшнее утро, она устала, и переутомилась, может, ей все-таки может все показаться странным. Но ведь она точно знает, что видела, призрака, но может все-таки просто кто-то прошел, а она все решила совсем по-другому. Девушка старалась улыбнуться месье, но ее улыбка больше напоминала вымученную, ту, что она пыталась так выдавить из себя. Она видела взгляд месье Веланкура, но он был более спокоен, и смотрел он на все так легко, но иногда ей казалось, что он считает, что она с ним просто играет. Но ведь, так если на нее посмотреть, так все и происходит. Но ее сердечко знает больше чем он сам. Она буквально ощущает весь холод, что пронизывает девушку, что все ощущения, что у нее есть реальные, и она не может  этим просто так играть. Но, к сожалению, все те, кто сюда приходит в Национальную оперу, считают, что здесь у них все так хорошо, но ведь это все не правда. Но ведь люди, всегда завидовали тем, кого они не понимали. Смотря в глаза месье, она понимала, что он не такой, как все те, кто сюда приходил. Его глаза прекрасны, но Элен опустила свой взгляд, она не должна так рассматривать мужчину, даже если он ей нравится. Но все еще взгляд Элен оставался затравленным, как у зверька. Все-таки, девушка понимает, что лучше всего, ей больше ничего не рассказывать месье. Она понимает, что может случиться еще какая-то беда, если она себе позволит, сказать еще много лишнего, ведь она и так рассказала то, что она не должна была делать. Но ведь как месье, который пришел поговорить с директором, узнает, ту правду, которую от него, может скрыть, месье Бертоль. Поэтому она решила хоть немного, но рассказать, то, что происходит в опере. Но вот если об этом узнает месье Бертоль, он может многое сделать, и даже выгнать, ее с мамой, а ведь им больше негде жить, их дом это и есть, Национальная Опера и все.
-Конечно месье, чтобы Опера не теряла, свое величие. Для этого, закрываются глаза на то, что происходит. Простите, месье Веланкур, но больше я ничего не могу вам сказать. Девушка вздрогнула, когда месье заговорил про полицию.
-Нет, месье, директор месье Бертоль считает, она нам не нужна иначе, перестанут приходить в оперу. Извините, но я больше не могу вам ничего сказать. Вздохнув, Элен слышит в тишине, чьи-то шаги, они были очень быстрыми. Девушка обернулась, и увидела месье Бертоля. Теперь она знала, что может скоро быть. Она видела взгляд месье Бертоля, как он на нее смотрел. Значит, позже ей выговорят, все что произошло. Она ведь, не умеет врать. Она только надеялась, что месье Бертоль, не станет ее отстранять от премьеры, которая очень скоро будет, она ведь хочет быть, настоящей балериной. Но зная нрав месье Бертоля, девушке надо готовиться к самому плохому, но внутри себя Элен надеялась на то, что все обойдется и она сможет выступить. Надежда в ее сердечке еще билась, и все еще конечно зависело от него
- Доброго дня месье Бертоль. Я повстречала месье Веланкура в коридоре, и повела к вам. Вы ведь, никогда, не забываете о чем-то важном. Склонив голову, Элен опустила свой взгляд, и присела грациозно и красиво, так что ее спина оставалась прямой. Она боялась посмотреть в глаза месье Бертолю, что он может, в них прочесть, много всего.

+1

14

- Вот как, - только и произнес Гастон, пристально глядя на балерину. Услышанное нравилось ему все меньше. Беспорядки в Опере, мешающие нормальной работе, какие-то странные слухи о привидениях, теперь еще, оказывается, трупы, и директор, который закрывает на все глаза. Пожалуй, он в самом деле сильно поторопился, когда принял решение взять этот театр под свою опеку. Шаг, конечно, благородный и привлечет внимание общественности, но не улетят ли королевские деньги в трубу? Если все здесь будет продолжаться в таком же духе, в один прекрасный день храм искусства просто перестанет существовать, и никакой спонсор ему не поможет. Месье Веланкура сильно возмущало такое положение вещей. Как можно? Довести театр – священное место, где оживает история и дивные фантазии – до такого состояния! Не смотря на внешнюю королевскую пышность, обилие гравюр и позолоту на искусно завитой лепнине, Опера больше не казалась гостю яркой чудесной сказкой – скорее, угрожающе-мрачной, тоскливой, - а месье Бертоль представлялся мошенником, готовым на все ради хотя бы небольшой выгоды. Удивительно, как при таком отношении от него еще все актеры не разбежались! Или, может быть, их запугали настолько, что теперь они вынуждены терпеть? Граф сочувственно посмотрел на Элен, ловя себя на неожиданном, но очень сильном желании близко пообщаться с господином Бертолем на тему настоящего и будущего подопечного ему заведения. Вот только… смущало лишь одно обстоятельство – цель приезда в Тириос. Отец, отправляя младшего отпрыска в чужую страну, сказал, что тот может делать здесь все, что угодно, только не забывать о задании и быть предельно осторожным. В театре, безусловно, собирается цвет аристократии, у Даниэля будет прекрасный повод пообщаться со всеми, узнать свежие сплетни, но… Если возьмется за расследование происходящего здесь, не отвлечет ли это от основной задачи? Да и вообще, для чего ему ввязываться в чужие дела, ведь они совсем его не касаются!
Неожиданный стук двери заставил резко обернуться, одновременно отстраняясь от девушки. Надо же, а вот и он сам, тот, кого так искали. Дани смерил мужчину оценивающим взглядом. Мда, в прошлый раз он не выглядел таким взъерошенным и нервным. Может быть, потому, что тогда пришел на встречу вовремя? А вот слова директора откровенно развеселили. Добро пожаловать? Да его сиятельство здесь уже, кажется, полдня болтается, всеми забытый! Прекрасная встреча, ничего не скажешь. Особенно в свете того, что рассказала только что маленькая балерина… Гастону очень хотелось сказать господину Бертолю все, что он о нем думает, но правила приличия не позволяли этого, тем более в присутствии дамы. Поэтому молодой человек лишь только склонил голову в ответ.
- Добрый день, месье. Понимаю, вас, вероятно, задержали какие-то очень важные дела, - нехорошая усмешка все же скользнула по лицу. Вы только посмотрите, наш директор ведет себя так, будто это не ему нужен месье Веланкур, а наоборот. Прекрасно… - Признаться, я не люблю ждать и плохо ориентируюсь в незнакомых помещениях. Но мадемуазель любезно согласилась проводить меня, - он обернулся к Элен Фармен и слегка поклонился ей. От внимательного взгляда не укрылось, как девушка боязливо опустила глаза, присев в реверансе, а затем и жест Бернара, явно стремящегося увести гостя прочь. Неужели он не ошибся в своих подозрениях?
- Благодарю вас за помощь, мадемуазель Фармен, - тихий бархатистый голос графа вкупе с многозначительным взглядом должен был проникнуть в душу девушки. Это было негласное обещание помощи, потому что именно в эту секунду Дани принял окончательное решение. Правда, месье Бертолю сообщать об этом пока не собирался.
Обернувшись снова к директору, молодой человек нацепил на лицо любезную улыбку. Что же, послушаем теперь, что вы нам расскажете, уважаемый.
- Вероятно, вы правы. Такова обратная сторона жизни актеров. Мне не доводилось прежде общаться с ними, но я часто бывал в театрах и не раз размышлял, что чувствуют люди, представляющие того или иного героя, за пределами сцены. Однако, не понимаю, к чему этот разговор. Вы хотите убедить меня, будто все, сказанное мадемуазель – выдумка? – Гастон заинтересованно взглянул на Бертоля. Они неторопливо шли по коридору, оставив балерину позади, а спереди, с украшенной позолотой арки фойе, любопытно взирали маленькие ангелы. – Простите, если вмешиваюсь не в свое дело, но это не слишком красиво по отношению к ней. К тому же, вы разве знаете, о чем мы говорили? После подобного – чего? – граф пристально посмотрел в глаза спутнику с высоты своего роста. – Репетиция это чудесно, я мечтал побывать на репетиции. Однако, я еще не дал окончательного согласия и – давайте будем откровенны, - не уверен, что стоит его давать. Для начала мне бы хотелось услышать подробности о том, как идут дела в театре.

+2

15

Бернар Бертоль
http://savepic.ru/7286573.png


Бернар чувствовал себя весьма неловко, хоть и старался не показывать этого. Ему бы подумать о своем внешнем виде, но что толку прилизывать торчащую вверх челку, когда тебя уже увидел высокопоставленный гость? Ты являешься лицом театра, но при ближайшем рассмотрении твоя физиономия выглядит весьма помятой, да и парадный костюм, честно говоря, тоже. Каждый ждет, что ты прыгнешь выше собственной головы, на деле ты уже не на пике своей формы, чтобы показывать, на что горазд. Тут главное останется  не ударить в грязь лицом, но даже последнее не всегда дается легко. Месье Бертолю то и дело приходилось напоминать самому себе о том, что он и  есть здесь самая важная птица (даже если Призрак придерживается другого мнения). Директор Тириосской национальной оперы видел пронзительный взгляд графа, отчего ему хотелось провалиться на том же месте. "Мадмуазель Фармен, если б не ваша матушка... Вы наверняка к вечеру уже покинули наши уютные опочивальни в жилой части театра. Вам придется еще долго восстанавливать вашу репутацию, дорогая. И тут уже вряд ли вмешается наш таинственный покровитель юных актрис." Бернар не разделял симпатии к Элен, даже не думал улыбнуться ей. Отчего же гостю показывать доброе расположение к этому "юному дарованию" с задатками сплетницы? Возможно, девочка рассказала графу нечто очень важное, а что именно - не сложно догадаться по реакции мадмуазель.
- К великому сожалению, так и обстоят дела. Бедные девочки так заняты репетициями, что единственная возможность для них отвлечься и поймать приключения - поверить вот в такую нелепую сказку. Я благодарен своей подчиненной не меньше вашего за то, что встретила вас лично и сопроводила до моего кабинета, но все же... - Мужчина кашлянул, пытаясь подобрать нужные слова., после чего пятерней, все же, заправил волосы назад. Последнее не возымело эффект, прическа тот час вернулась в  исходное положение. Капли пота, все же, выступили на лбу, но поправлять "шероховатости" так часто - верх бескультурия., -  Все же, я предпочитаю лично вести диалоги с уважаемыми гостями. "Чем я  лучше глупеньких актрис, когда меня самого задержал Всевышний? Это было бы смешно, при других обстоятельствах, но только Он ответных шуток не любит. Безусловно, я был "занят " - документы, может, перепроверял." -  Он не стал повторяться и поспешил перевести тему в более мирое русло, чтобы хоть как-то исправить ситуацию к   лучшему. После представления, разыгранного перед вами одной из наших актрис, вы просто обязаны посетить большую сцену. Я не люблю быть голословным, а посему... Вы можете размышлять сколько угодно, но мне кажется, уровень актерского мастерства достигнет пика непосредственно к ближайшей премьере. Дату я сообщу позже, вы же будете специальным гостем и можете посещать наше заведение в любое время.Что толку говорить, когда Это необходимо видеть?  Вы увидите не только лучших балерин, синхронно повторяющих движения, но и мастерство портных, рабочих, отвечающих за световое представление, услышите лучшие голоса Тириоса, а может, и всего Нора. - Последнее напоминало не то завлекательный клич глашатая,  не праздничную листовку, что приветствует зрителей на новом спектакле. Директор надеялся, что речь его будет убедительной, но понимал, что слишком мало делает сейчас... "Все решит премьера, я надеюсь. Надо не подвести." - И все же, в голове оставалась навязчивая идея, навеянная Призраком: что будет, если место ведущей актрисы на один спектакль займет совсем юная хористка? "Абсурд? или, все-таки, она не подведет?"


0

16

- Позвольте, вы имеете в виду сказки о привидении, якобы обитающем в Опере? - вежливо осведомился Гастон, поглядывая на спутника. Он не внушал расположения, хотя воспитание, конечно же, не позволяло показать истинные чувства. Высокий, стройный и прямой как кипарис, в расстегнутом светлом пальто и свободно наброшенном на шею шарфе, с открытым уверенным взглядом граф выглядел не просто высокопоставленным гостем - хозяином, вернувшимся домой после длительного отсутствия, особенно по сравнению с взъерошенным вспотевшим директором, изо всех сил старающимся принять внушительный вид. Заснул он в кабинете, что ли? Граф, однако, держался довольно скромно, с достоинством, никаких нелицеприятных высказываний в адрес месье Бертоля себе не позволял. Все только о делах, ведь должен же он представлять, во что вкладывает свои, немалые при том, деньги. - Мне кажется, та девушка была очень серьёзно напугана этими, как вы говорите, сказками. Поправьте, если я не прав, но ведь это не способствует нормальному рабочему процессу, а скорее, напротив, мешает ему. Если артисты вздрагивают от каждого шороха, как они могут полностью отдаваться роли? Не лучше ли было бы раз и навсегда покончить с нелепыми слухами, обеспечить безопасность всем работникам, положить конец мелким беспорядкам? Я, конечно, не разбираюсь во внутренних делах театра, но в основе любого дела лежит правильная организация, иначе... - Гастон прервал сам себя, спохватившись, что наговорил лишнего, обезоруживающе улыбнулся собеседнику. - Прошу прощения, я вовсе не хотел учить вас управлять театром, тем более что сам ничего не смыслю в этом, - он легко взмахнул рукой, подтверждая свои слова. - Но вы же понимаете, я собираюсь вложить в ваше детище большие деньги и хочу быть уверенным, что они не пропадут даром.
Похоже, все время до встречи с маленькой балериной месье Веланкур ходил по кругу, потому что фойе, куда они вышли сейчас, определённо было знакомо ему. И снова при виде высоченных колонн из красного мрамора, украшенных золотом, красных же бархатных диванчиков на гнутых ножках, воздушно расписанного потолка над тяжелыми пылающими люстрами и, главным образом, картин, представляющих сцены из самых известных постановок, воображение захватил какой-то детский восторг, предвкушение чуда. Кажется, вот-вот сейчас распахнутся двери в зрительный зал, поднимется занавес... и все окружающее перестанет существовать. Оно и так лишь тоненькой ниточкой держалось за охваченное трепетом сознание. Неужели и в самом деле можно будет приходить сюда в любое время, и ходить где угодно? Да, месье Бертоль знал, куда привести своего гостя, чтобы произвести на него должное впечатление. Дани усилием воли вернулся в реальность. Оказывается, они остановились между колоннами, как раз напротив полотна, где кружились в танце, едва касаясь сцены, тоненькие невесомые балерины. Граф почему-то представил на месте одной из них свою новую знакомую, которая больше не боялась, а вскидывала руки в такт музыке, вся пронизанная вдохновением, и улыбнулся сам себе.
- Месье Бертоль, я вам уже говорил в прошлый раз, что для меня будет честью спонсировать самый величественный театр королевства, - продолжая рассматривать зал, сообщил молодой человек. – С нетерпением буду ждать возможности посетить репетицию, а может быть, даже не одну, познакомиться с вашими актерами и танцовщицами… - Гастон наконец повернулся к Бернару. Большие витражные окна бросали разноцветные пятна солнца на блестящий пол. И вообще-то не трудно представить, как жутко может быть здесь ночью, когда в окна светит не солнце, а мертвенно-бледная луна, а душа, растревоженная фантастическими рассказами, леденеет от звуков собственного дыхания. Любопытно все-таки, кто скрывается за этими шутками про призрака. – Но все-таки, ответьте мне. Я слышал, что в последнее время в Опере происходят непонятные вещи, - доверительно сообщил иностранец. – Кто-то пытается срывать репетиции. Вчера буквально на ступенях театра убили какую-то девушку – об этом писали в газетах, - на днях погиб рабочий сцены. Скажите честно, в ваших стенах завелся преступник? Или это все дело рук… призрака?
Пристальный взгляд прожег директора насквозь.

+2

17

Бернар Бертоль
http://savepic.ru/7286573.png


Мсье Бертоль, кажется, тшетно пытался сохранить лицо. И так опоздал на встречу с возможным спонсором театра, пока возился с письмом от Призрака, а тут ещё эти вездесущие балерины с их россказнями о покровителе и истинном хозяине Оперы... Приближалась премьера, поэтому в театре все, от самого мсье Бертоля и  до последнего декоратора и швеи, были заняты своими делами, оттачивая своё мастерство. Ведь если так подумать, нет в театре неважного человека, и коллектив, будь то актёры на сцене или невидимые зрителям рабочие сцены, все вместе делают волшебство, и всё должно сработать точно и без сбоев. Для директора то была безумная череда дней, заполненная нервным напряжением. А как вдруг что-то пойдёт не так? Все проблемы приходилось улаживать лично директору театра, и именно мсье Бертоль должен быть в курсе всего: от того, насколько хорошо чувствует себя сеньора Гвальдо и до того, хватит ли краски для окрашивания декораций и отрезков ткани - для пошива великолепных сценических костюмов для актёров. Безумно тяжело быть совершенно невозмутимым, а тут ещё это опоздание, и Элен, нарассказывавшая мсье Веланкуру очень много всего лишнего.
Директор театра постарался улыбнуться, придав своему лицу совершенно спокойное выражение, но растрёпанный вид, конечно же, тому не способствовал. Бернар был во главе всего, именно от него зависело, какой будет эта премьера, сможет ли он организовать своих людей так, чтобы этот спектакль понравился зрителям. Не так уж легко быть директором целого театра, и не какого-то там захолустного театришка, а Национальной Оперы. Под своды этого величественного здания приходит весь цвет Тириосского общества, и иностранные гости тоже не редкость. Мсье Бертоль, как директор, принимал у себя в театре всех, от королей и до послов из соседних стран, и должен был уже давно разучиться тушеваться перед кем бы то ни было, но увы, лучшие времена для блистательного Храма искусств давно, кажется, миновали. Всё меньше денег приносили столь тщательно отрепетированные актёрами спектакли, всё меньше жалованья перепадет всем, от ведущих актёров и до последней уборщицы. Плюс ещё это назойливое внимание Призрака со всеми его требованиями... Особенно сегодня, конечно. Мало того, что Призрак требует утвердить на главную роль в будущем спектакле обычную, ничем не примечательную хористку, так ещё и о жаловании для самого себя намекает. Иначе, говорится в письме, быть беде, и если директор проигнорирует послание хозяина Оперы, последствия будут самые печальные.
Разумеется, обо всём этом директор не думал сообщать графу Веланкуру, с которым неспешно прогуливался по своим владениям вместо того, чтобы принимать высокого гостя у себя в кабинете. Мужчина лихорадочно соображал, что же отвечать графу, и на все лады разносил несчастную Элен Фармен. Доставила же эта девица ему проблем! А то мало было. Впрочем, в этом есть и его собственная вина. Если бы он подсуетился, то встретил бы мсье Веланкура первым, и никакой Элен бы и в помине рядом с графом бы не было. Но теперь уже ничего не исправишь...
- О, мсье Веланкур, эти юные особы способны испугаться любого шороха, - вздохнул директор, постаравшись выглядеть одновременно и не верящим в эти сказки, и озабоченным происходящими безобразиями в театре, - Но наш театр - здание очень большое, - для примера мсье Бертоль широким жестом руки обвёл обстановку вокруг. Заложив руки за спину и сцепив пальцы, Бернар продолжил: - Звуки искажаются здесь, ведь акустика есть не только в зрительном зале и в репетиционных комнатах. Она везде вокруг нас. Звук голоса, шорох одежды, даже шаги многократно отражаются от стен и сводов театре, и мои юные актрисы ужасно этого пугаются. Я пытался лично поговорить с ними, убедить их в том, что страхи безосновательны, но нет... К сожалению, девушки продолжают бояться и сами себя пугают. Их воображение, разгорячённое разучиваемыми ролями и взбудораженное скорой премьерой, рисует им фантастические картинки. Вот так и рождается легенда о призраке, который обитает в нашем прекрасном театре, мсье...
Голос директора затих, взгляд слегка затуманился. Он уже говорил это всё примерно теми же словами мсье Веланкуру, но, кажется, убедить графа в том, что нет тут никакого призрака будет очень сложно. В конце концов, кто здесь директор: Элен Фармен или Бернар Бертоль? Эти мысли придали мужчине уверенности в себе. Изрядно же его запугал Призрак, если он не может свой театр преподнести в лучшем виде перед возможным спонсором!
- Да, мсье Веланкур, вы правы, - кивнул Бернар, рассматривая великолепие главного холла. Тут почти никого не было. Изредка холл пересекали стайки молоденьких девушек, спешащих кто на репетицию, а кто - в свои комнаты. Мсье Бертоль дружелюбно улыбался им и отвечал кивком головы на приветствия девушек, - Всё это очень прискорбно. Но уверяю вас, в театре не всё так ужасно, как вам представляется из разговора с мадемуазель Фармен. Я мог бы договориться с начальником городской гвардии, чтобы нам прислали людей для охраны, но будет ли это хорошо для дела? Люди перестанут покупать билеты в театр, если мы усилим внутреннюю охрану. Мне кажется, что в любом театре есть свои собственные предания и легенды. У кого-то по ночам на сцену выходит призрачная ведущая прима, умершая сто лет назад, и поёт свою самую главную арию в жизни, а у нас вот среди актёров бытует легенда о призраке. Это творческая атмосфера, знаете ли, способствует рождению легенд.
Бертоль улыбнулся собеседнику, покачал головой и даже руками развёл. Мол, ничего не поделаешь, мсье, это - театр. Однако в следующую секунду улыбка сползла с лица директора. Мужчина чуть заметно дрогнул, услышав про трупы в театре и вопрос о призраке. И что теперь отвечать? Бернар даже не представлял себе этого.
- Здесь огромный коллектив, мсье Веланкур, - заговорил Бертоль, подбирая слова, но не чувствуя уверенности в том, что говорит, - Люди совершенно разные собрались под одной крышей, чтобы творить Искусство. Не спорю, среди работников сцены много тех, кто злоупотребляет спиртными напитками, но преступник... Нет, уверяю вас, - директор с неожиданной для самого себя уверенностью посмотрел в лицо собеседнику, - В моём кабинете лежат личные дела каждого из моих людей, и я уверяю вас - преступников среди них нет. Погибший рабочий, мсье Монетт, хорошо перебрал вина перед смертью, и, вероятнее всего, сердце не выдержало, он погиб. А та девушка... Я не думаю, что мы имеем какое-то отношение к её гибели. Бедняжка не была актрисой Национальной Оперы, и её гибель возле театра - это трагическое совпадение.
Бертоль ненадолго замолчал, обдумывая, что же сказать о Призраке. Затем снова глянул на графа:
- Мсье, вы ведь не думаете всерьёз, что несуществующий призрак может убивать на самом деле? - осведомился директор театра, пытливо глядя на собеседника, - В таком большом здании, как наше, живут самые разные люди, это без сомнения. Но ни убийц, ни преступников, ни, тем более, призраков, здесь нет и быть не может. Раз в месяц я лично обхожу все помещения театра и разговариваю с людьми, я всё держу под контролем.
Мсье Бертоль умолк, чувствуя себя как кролик перед удавом. Да уж. Если не считать Призрака Оперы, то да, под контролем...


0

18

Месье Веланкур кивал, вполуха слушая объяснения директора по поводу призраков и страха юных актрис. Воображение успело унестись в бескрайние дали: граф представлял себе огромное здание, укрытое ночным мраком, путаницу коридоров и звуки, о которых говорил месье Бертоль. Таинственные шорохи, гулкие удары сердца, адреналин гуляет по венам, будоража кровь… В голову сами собой приходят сцены из недавно поставленных или готовящихся спектаклей, и невольно примеряешь их на себя. Все настолько ярко, что вдруг начинаешь действительно верить в придуманную историю, жаться все ближе к стенам, поминутно оглядываясь назад, и все больше значения придаешь тусклому свету свечи, единственному, что может спасти тебя в этой тьме. Как в далеком детстве, когда они с Геллертом бродили тайком по самым жутким коридорам дворца, рассказывая друг другу страшилки. Нужно было дойти до определенного места и сделать там что-то в доказательство, а потом вернуться назад в комнату. Тот, кто не мог побороть страх и не доходил до места, считался проигравшим. Дани проигрывал почти всегда. Потом ему долго снились кошмары, и старшего брата даже наказывали из-за таких игр, но упрямый младший все равно не отказывался от попыток. Теперь они оба вспоминали об этом со смехом. Ни одна живая душа во дворце не знала о том, что принцы до сих пор иногда устраивают подобные соревнования в смелости, многократно усложняя их дополнительными испытаниями. О, Дани не отказался бы, пожалуй, совершить такую прогулку и по Опере! Это должно быть очень увлекательно, здание таит в себе множество загадок, и сам дух театра… Мурашки по спине. Вроде бы месье Бертоль сказал, что спонсору можно приходить в любое время? Не будет ли неприемлемым ребячеством попроситься остаться здесь на ночь?
Гастон с трудом вернулся из своих мыслей обратно в реальность, где директор театра все еще говорил что-то, пытаясь убедить посетителя, что в театре все хорошо. Граф не очень-то разделял это мнение, но прекрасно понимал, что собеседник не расскажет ему ничего компрометирующего. Но стоит ли, впрочем, верить и словам впечатлительной балерины? Вернее будет выяснить все самому. В процессе, да… Все же, интересно, как Бертоль довел дело до того, что пришлось даже обращаться за помощью к неизвестному иностранцу, почему довериться решили именно ему. Ведь и в Тириосе наверняка много богатых людей, любящих искусство, неужели никто из них не решился взять под опеку самый знаменитый театр? Или же тут есть подвох, о котором предполагаемому спонсору, конечно же, никто не расскажет. Или… Признаться, у него поначалу мелькали всякие подозрительные мысли о том, что это может быть ловушка, что кто-то раскусил истинную принадлежность месье Веланкура. Но он почти сразу забыл об этом. Гадай – не гадай, правду узнать можно только лишь по ходу дела, наблюдая и делая выводы. А пока ничего опасного молодой человек не замечал. Ну, если не считать, конечно, недавнего происшествия на пороге Оперы и случайного вмешательства в дело с поджигателями.
- Понятно. На самом деле, месье Бертоль, все, что вы рассказываете, очень интересно. Я очень надеюсь, что местные легенды действительно не мешают нормальному рабочему процессу, но сам люблю такие истории и не отказался бы услышать их, так сказать, из первых уст. Вы ведь не станете возражать, если я поговорю с вашими подчиненными? Мне хотелось бы познакомиться со всеми.
Все-таки не удержался, закинул удочку, хотя и не выразил конкретно своего желания. Как знать, что скрывает директор, быть может, он не позволит гостю бродить одному по его территории и делать что хочется. Не то, чтобы Гастона пугали все эти запреты, но они многое рассказали бы. Молодой человек снова обвел взглядом фойе, с любопытством наблюдая за пробегающими мимо девушками или рабочими в форме. Вот, теперь видно, что это театр, большой живой организм, а то будто вымерли все.
- Было бы прискорбно, если бы здесь завелся убийца. Но алкоголь, может быть, тоже стоит запретить? Ведь работа на сцене требует большой сосредоточенности и внимания, - Гастон пристально посмотрел на спутника, выгнув одну бровь. Он принял вопрос о призраке всерьез? Забавно. Это гость так похож на человека, верящего в подобные вещи, или мадемуазель была права и в театре что-то нечисто? А может быть, Бернар просто так сильно боится потерять спонсора окончательно. Кажется, пора уже его успокоить. – Не переживайте, месье Бертоль, я не верю в привидений, - рассмеялся граф. – И ничуть не сомневаюсь в том, что вы прекрасно знаете свое дело. Теперь я убедился в этом окончательно. И, раз все хорошо, быть может, нам пора уже вернуться в ваш кабинет и подписать необходимые бумаги? У меня есть еще дела этим вечером, - а я и так потерял слишком много времени, пока ждал вас, - но на днях я зашел бы снова осмотреться повнимательнее, если вы не возражаете.

+2

19

Бернар Бертоль
http://savepic.ru/7286573.png


Нет, день определённо сегодня не складывался с самого утра. Мсье Бертоль поймал себя на этой мысли, когда во время своей речи, разбавленной вздохами по поводу впечатлительности молодых актрис, мельком поглядывал на графа Веланкура. Мужчина видел, что его гость витает где-то в своих мыслях и словно бы и не слушает директора театра. Это задевало Бернара до глубины души, и он чувствовал себя чуть ли ни простым управляющим, отчитывающимся перед вернувшемся из дальней поездке хозяину имения о том, что происходило в его отсутствие. Неприятное чувство для человека, который сам занимает высокий пост в театре, и в обществе - тоже, ведь если ты - директор Национального оперного театра, который построен в столице королевства, то априори не можешь быть незначительным человеком в высшем обществе. Мсье Бертоль бывал даже приглашён на балы и другие светские мероприятия, и сам устраивал в своём театре новогодние балы, приглашая на них всё высшее общество Тириоса. Поэтому, хоть он и не был титулован, и вообще к дворянскому сословию не относился, не считал себя чем-то уступающим графу Веланкуру. Но... деньги. Театр нуждался в спонсоре, поэтому мсье Бертолю приходилось если не унижаться ради денег перед состоятельным господином, то уж усмирять свою гордость - точно.
И вдобавок Бернара очень беспокоило то послание Призрака, которое он прочитал и недавно сжёг в своём кабинете. Пока они с графом прогуливались по фойе театра, рассматривая богатую обстановку, Бернар судорожно соображал, что же со всем этим делать. Он не желал уступать Призраку, потому что не был уверен в его рекомендациях, и не мог рисковать премьерным спектаклем. Мсье директор мог бы сразу после того, как за графом Веланкуром закроется дверь, вызвать к себе в кабинет мадемуазель Аделис и устроить ей прослушивание тет-а-тет. В вокале директор Оперы разбирался неплохо, и именно поэтому до сих пор ведущей актрисой театра была сеньора Гвальдо, а не безвестная дочь "великого композитора", как выразился в своём послании Призрак. Он мог бы прослушать хористку, но не верил, что она может поразить его слух настолько, чтобы главную роль в спектакле доверить именно ей, в обход Джеммине. Директор уже представлял себе, какой грандиозный скандал устроит ему сеньора Гвальдо, и у него заранее подскакивало давление и начинало пошаливать сердечко. К слову сказать, отца мадемуазель Аделис, Гаспара, Бернар лично не знал, поэтому не мог сказать, насколько талантливой была дочь этого виолончелиста. Помнится, на том, чтобы взять в труппу театра юную Лорель, настояла мадам Фармен, она и привела из консерватории заплаканную девочку. И теперь Призрак настаивает на том, чтобы Бертоль назначил скромную и тихую, ничем не примечательную девушку на главную роль. У мсье Бертоля в голове такое не укладывалось.
Тем временем граф Веланкур, наконец, обратил внимание на своего спутника. Бертоль живо изобразил на лице сосредоточенное выражение, чтобы не выдать своих растрёпанных чувств. Он должен быть твёрдым, даже когда - фигурально выражаясь - стоял с протянутой рукой, отчаянно нуждаясь в деньгах для театра. Мужчина постарался скрыть свою радость, когда взглянул на собеседника. Неужели и правда он смог убедить его сиятельство в том, что здешний Призрак - всего лишь легенда, ничего общего с действительностью не имеющая? Но если и правда граф поверил в эту версию, тогда бояться уже нечего.
- Да, Ваше Сиятельство, разумеется, я не против того, чтобы вы самолично познакомились с актёрами нашего театра, - отозвался Бернар, с трудом удержавшись от кивка головой, - Если желаете, я составлю вам компанию, потому что здание очень большое, коридоры тут - запутанный лабиринт, и непривычный человек может в них потеряться. В Опере не только выступают, но и живут, репетируют десятки людей одновременно, каждый день. У нас, пожалуй, не бывает даже выходных дней или праздничных, в театре, за кулисами, царит рабочая атмосфера. А праздник мы создаём на сцене. Что касается всех этих легенд, - мужчина еле заметно усмехнулся, до конца играя свою роль, - то они всегда были, и всегда будут. Театр - место необычное, и я не удивлюсь, если кроме историй о призраке, мои юные актрисы придумают ему компанию, если опять что-то где-то услышат.
Бертоль, наконец, умолк, переводя дух. Он старался не выбиваться из своей роли, хоть и почти привык "держать лицо" в обществе, но постоянное напряжение и нервы сказывались на характере и выдержке мужчины. Он снова посмотрел на графа, думая уже о том, что мсье Монетт действительно перестарался тогда с вином. О том, в каком виде нашли его тело, директор старался вовсе не вспоминать. Ужасное происшествие! Интересно, не выболтала ли Элен всех подробностей? Бернар принял решение как следует поговорить с мадемуазель Фармен, и как её наказать за болтливость, он тоже уже придумал.
- Вы правы, Ваше Сиятельство: алкоголь в театре запрещён. Но декораторы и другие рабочие сцены порой прикладываются к бутылочке, - с печалью в голосе ответил Бертоль, - Пока я не схватил их за руку, они могут быть за себя спокойны, - усмехнулся мужчина. И тут же уставился на спутника, не веря своим ушам. Как? Граф согласен подписать все бумаги? Удивительно, и как это только мсье Бертоль не пустился в пляс прямо на месте! Ведь всё это время он чувствовал себя, как на допросе, и никак не мог избавиться от этого ощущения. Ужасно, когда ты так нуждаешься в деньгах, и зависишь от того, какое впечатление произведёшь на возможного спонсора. С трудом подавив облегчённый выдох, Бертоль, наконец, проговорил: - Я рад, что вы приняли это решение. Вы не пожалеете о вложениях в Национальную Оперу, граф. В это сложное время искусство должно выжить, чтобы люди могли прийти в наш театр приобщиться к прекрасному. Что ж, прошу вас в мой кабинет...
И мужчина заторопился в обратном направлении, заодно задаваясь вопросом, что подумал о нём граф Веланкур, когда директор вывалился из своего кабинета во взъерошенном состоянии и сразу потащил его гулять по фойе театра, а не пригласил в, собственно говоря, свой кабинет, для окончательного разговора.


0


Вы здесь » Интриги: сплетение судеб » Национальная Опера » Правда об Опере. 24.03.3652г.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC